БОЛЕЗНЬ

БОЛЕЗНЬ, понятие, трудно поддающееся определению. Трудность заключается, главным образом, в том, что невозможно делить людей на абсолютно здоровых и абсолютно больных, т. к., во-первых, абсолютно, при всех условиях, здоровых людей не существует вовсе, а, во-вторых, большинство больных в нек-рых условиях среды является практически здоровым, вполне приспособленным к условиям существования. Поэтому обычно даваемое определение Б. как отклонения от нормы, будучи понятым абсолютно, по существу не. выдерживает критики. Определение это неправильно, во-первых, потому, что абсолютной, метафизической нормы не существует, т. к. то, что нормально при одних – условиях, является ненормальным при других, а во-вторых, некоторые отклонения от «нормы» не только не являются патологическими, а, наоборот, представляют собой признак, делающий данного индивидуума особенно полноценным: «нормально», напр., для человека, подвергшегося нек-рой инфекционной инвазии, заболеть той или иной инфекционной В.; вряд ли, однако, кто-либо считал бы б-ными тех людей, к-рые обладают врожденным иммунитетом в отношении к какой-либо инфекции. То же можно сказать о таких «аномалиях», как талантливость, гениальность, необычно развитая физическая сила и т. п. Неправильно также думать, что для Б. обязателен момент субъективный, момент пат. субъективных ощущений (боль и пр.). Известен ряд Б. (и весьма тяжелых), могущих протекать совершенно бессимптомно для б-ного и вдруг, иногда даже без всяких особых поводов, вызывающих резкую декомпенсацию больного организма, или даже таких Б., к-рых б-ной не замечает в течение всей жизни и к-рые лишь случайно обнаруживаются на секционном столе. Сюда, напр., относится порок сердца с недостаточностью аортальных клапанов: последняя может до поры до времени не вызывать никаких пат. ощущений, приводя вдруг к тяжелой декомпенсации (сердечная астма). Круглая язва желудка, являясь одной из классических Б. с характерным комплексом субъективных ощущений, протекает иногда совершенно бессимптомно и обнаруживается лишь на вскрытии (то же можно сказать о камнях печени). Сюда, наконец, относятся некоторые случаи желудочной ахилии, скрытый люэс и т. д. Не всегда можно указать также анатом, субстрат для Б. (функциональные Б., неврозы, ряд псих, б-ней), что, однако, само собой разумеется, не исключает фактора материального при них, напр., физико-химического. С другой стороны, наличие анат. изменения не всегда может быть причислено к Б. (напр., нек-рые формы уродств, см. ниже). Более близко к действительности определение, данное в свое время Остроумовым, а впоследствии, в несколько видоизмененной форме,—Яроцким, Ленцем, Сименсом (Lenz, Siemens) и др. Смысл всех этих определений сводится к тому, что Б. есть такое состояние организма, которое наступает при нарушении соответствия между ним и окружающей его внешней средой. Но и означенное определение является относительным, не всегда применимым к конкретной действительности. Это положение вытекает, во-первых, из того, что патология отнюдь не является чем-то абсолютно оторванным от норм, физиологии. Патология вырастает из физиологии, элементы патологии имеют место и в физиологии; следовательно, между этими двумя областями существует как связь, единство, так и различие, разрыв. Одышка, напр., в легкой степени имеет место и у здорового человека при физич. напряжении и, по существу, в этом случае, не представляет собой явления патологического. Однако, в более тяжелой форме это же явление играет при некоторых пат. состояниях решающую роль во всей клин, картине. Другим аналогичным примером могла бы служить тромбопения; симптом этот является кардинальным при таком тяжелом заболевании, как Верльго-фова Б. Однако, исследования последних лет доказали, что в нерезкой степени означенное явление имеет место в менструальном периоде, где о Б. говорить, естественно, не приходится. Умеренная степень атероматоза представляет собой явление обычное, «нормальное» для людей пожилого возраста. Однако, переход означенного процесса через нек-рый количественный порог может повлечь за собой тяжелые качественные изменения в организме, вплоть до смерти. Поскольку же существует генетическая связь между явлениями нормальными и патологическими, постольку естественно, что, в момент становления, на ступени, переходной из физиологии в патологию, затруднительно в каждом отдельном случае относить данное явление к б-ни или к здоровью. Другим примером, иллюстрирующим ту же мысль, может служить инкубацио
нный период инфекции. Организм в этом периоде еще компенсирован, еще вполне приспособлен к окружающей его среде, но, вместе с тем, он несет в себе начало Б., подчас смертельной. Сюда же относится начальная ступень гипертонии, когда кровяное давление стоит на цифрах, пограничных между физиологией и патологией, и когда еще затруднительно считать человека гипертоником: между тем, в будущем у данного субъекта гипертония может развиться. Далее, вышеупомянутые Б., протекающие бессимптомно, также не подходят под это определение: и при них организм вполне приспособлен к окружающей его среде, и это приспособление может оставаться или до естественной смерти б-ного или же вдруг перейти в декомпенсацию; было бы, однако, неправильно отрицать Б. у человека, страдающего, например, пороком клапанов аорты, на том лишь основании, что он пока субъективно означенного страдания не ощущает. Тут же следует вспомнить о т. н. гетерози-готах (см. Гсмо-гетерозигсты). Женщина, сама не болеющая гемофилией, но несущая в своей половой хромосоме ген означенного страдания, вряд ли может быть причислена к б-ным: она сама в этом отношении представляется здоровой, но, вместе с тем, она передаст части своего поколения весьма тяжелое страдание. Называть ее поэтому совершенно здоровой весьма затруднительно. Необходимо, помимо того, помнить, что под влиянием нек-рых внешних воздействий рецессивная болезнь может иногда проявиться и у гетерозигота. Столь же затруднительна квалификация генотипических б-ных до момента проявления, под влиянием внешних условий, означенной Б. (диабет, подагра и т. д.), а также тех Б., в большинстве случаев конституционального характера, которые у больного протекают отдельными приступами, при чем между последними могут быть промежутки какой угодно величины. Сюда, напр., относится возвратная форма Верльгофовой Б., при к-рой отдельные пароксизмы могут быть отделены друг от друга многими годами (описаны случаи, где означенные промежутки равнялись 20 слишком годам). В периоде между приступами б-ной чувствует себя совершенно здоровым, но, вместе с тем, нет никакой гарантии, что не появится новый пароксизм, к-рый будет, быть может, даже смертельным. В меньшей степени подобная цикличность выражена при пернициозной анемии, гемолитической желтухе и др. Во всех этих случаях имеется, следовательно, в период ремиссии, полная компенсация организма в отношении к внешней среде, но, вместе с тем, было бы неправильно говорить здесь о полном здоровье, поскольку в потенции имеется возможность тяжелой декомпенсации. Наконец, ряд изменений, являющихся по существу вполне физиологическими (беременность, роды, старость), в то же время ведет к декомпенсации организма, и изменения среды могут мало способствовать устранению означенной декомпенсации. Все вышеприведенные соображения показывают, что неправильно думать, будто в формулировке Остроумова и аналогичных ей можно найти точный способ квалификации каждого конкретного случая. Но условность и относительность всех вышеприведенных определений вовсе не должны смущать врача; неправильно было бы думать, что мыслимо такое «открытие», к-рое раз и навсегда даст верное определение Б., что в означенное определение уложатся все пат. процессы и получат свое абсолютное отграничение от процессов физиологических. Классики марксизма всегда предостерегали от поисков таких всемогущих определений. Давая, напр., определение сущности жизни, Энгельс («Анти-Дюринг») подчеркивает недостаточность этого определения и тут же говорит о ничтожной научной ценности любого определения. Ленин называет игру в научные «дефиниции» схоластикой, ведущей к отрыву теории от практики. Он указывает на необходимость «всесторонней и универсальной гибкости понятий, гибкости, доходящей до тождества противоположностей». Несколько аналогичная мысль встречается и у Клод Бернара («Курс общей физиологии»), когда он говорит, что «искать безусловное определение—это иллюзия и химера, противная самому духу науки». Поиски абстрактных, годных для всех случаев, определений свойственны лишь формальной логике, к-рая, строя понятие, отвлекает последнее от конкретного содержания, от всего того особенного, что имеется в вещах и явлениях. Поэтому означенное определение, построенное на принципах формальной логики, не будучи в состоянии охватить всесторонне связь явлений, представляется нередко недостаточным в отношении конкретного, частного случая. «Чистых» явлений в природе вообще не существуе

Изучайте:

  • КВЕБРАХО
    КВЕБРАХО, Aspidosperma quebracho bianco, дерево сем. Аросупасеае, произрастающее в Аргентине, Чили, Боливии. Кора К. (C...
  • HYSTERECTOMIA
    HYSTERECTOMIA, удаление матки по поводу различных заболеваний, как напр.: фибромиома, рак матки, воспаление матки, яичн...
  • АККУМУЛЯТОРЫ
    АККУМУЛЯТОРЫ (от лат. accumulfltio— накопление), или вторичные элементы, аппараты, служащие для накопления электрическо...
  • СЕРНАЯ КИСЛОТА
    СЕРНАЯ КИСЛОТА, H2S04, Acidum sulfuri-cum. Химически чистая безводная С. к. представляет собой хим. соединение серного ...
  • ЧЕРНИ-КЛЕЙНШМИДТА СМЕСЬ
    ЧЕРНИ-КЛЕЙНШМИДТА СМЕСЬ была предложена в 1918 г. указанными врачами для применения у маленьких детей. Пища состоит из ...