ЭПИЛЕПСИЯ

Эпилепсия, epilepsia(oTrpe4. epilambano— схватываю), morbus sacer, morbus divinus, падучая б-нь, заболевание, известное человече– ству с древних времен и проявляющееся внезапным, наступающим как бы среди полного здоровья судорожным припадком. Э. принадлежит к заболеваниям, клин, картина которых в общем хорошо известна, патогенез же и сущность остаются до сих пор далеко, чтобы не сказать совсем, неясными. Литература по Э. огромна и в наст. Бремя ежегодно печатается более -сотни научных работ по разным вопросам Э. История; Проявления Э. были хорошо известны в древности. В индийской медицине периода Вед (по крайней мере за 8 столетий до н. э.) имеется указание на эпилепсию среди б-ней, отмеченных в роду девушки, с к-рой брамину запрещалось вступать в брак. Гиппократ в «священной болезни» уже не усматривает ничего священного и сверхъестественного, меры религиозного порядка в отношении ее бесполезны; Э.—болезнь нервной системы и в частности «мозга», «органа разума и рассудка». Гиппократ, считая Э. соматической б-нью, высказывается против практиковавшихся в его время симпатических и суеверных способов лечения. Им же даны соответствующие клин, действительности замечания относительно влияния наследственности при Э., описание ауры и самого припадка. Аретей (1 в. до нашей эры) дает описание псих, расстройств при Э. как в форме кратковременных психозов и эквивалентов, так и в виде эпилептического слабоумия. Целий Аврелиан (4—5 вв. нашей эры) рекомендовал при Э. души и лечение солнцем; он осуждал применявшуюся в его время кастрацию, к-рая «vires amputat, non epilepsiam solvit», а также ?кровь черепахи, сердце зайца или верблюда. Об Э. в дальнейшем до начала 19 в. писали Па-рацельз, Морганьи, Бургав, Шталь, Пинель и др. Во французской литературе существует исследование Жоза (Josat, 1856) на тему истории учения об Э. Надо упомянуть также монографии Тиссо (П70), Венцеля (1811), Порталя (1827), работу Браве (1827) о корковой частичной падучей, а также совершенно оригинальную работу (50-е годы 19 в.) голландца Шредер-ван-дер-Колька, к-рый приводил анат. данные в пользу нового понимания патогенеза Э. как заболевания, стоящего в связи с особенностями ширины капиляров продолговатого мозга. В современную эпоху развитие невропатологии отражается и на эволюции учения об Э.; подкорковая или, вернее, медулярная теория понимания патогенеза припадка (Kussmaul, Noth-nagel) сменяется корковой в связи с общим изучением двигательной зоны мозговой коры (Jackson, Hitzig, Fritsch, Муратов, Foerster и др.), а затем за последние годы мысль, по крайней мере нек-рых исследователей, вновь возвращается к выдвижению на первый план роли подкорковых образований; учения о внутренней секреции, о вегетативной нервной системе, о внутричерепном давлении, о состоянии крови, о кислотно-щелочном равновесии, обмене веществ, конституции, роли инфекции в мозгу, наследственности и т. д.—все эти моменты находят свое отражение в понимании и конструировании новых представлений, понятий и теорий в учении об Э. Большое значение в общем учении об Э. имеет вопрос об общей генуинной, или эссенциальной Э. и о местной падучей. Является нерешенной проблемой, имеем ли мы в разыгрывающемся эпи-лептиформном припадке всегда только синдром (симптомокомплекс) или наряду с существовавшем такой общей симптоматической Э. сле- дует признавать и существование генуинной Э. как особой самостоятельной пат. единицы или болезни. Этиология. В одних случаях Э. этиологический момент ясен, как напр. в случае сифилитической Э. или травматической, в других он с большей или меньшей вероятностью может быть обоснован, подозреваем, предполагаем, в третьих—причины возникновения заболевания темны и непонятны; в этих случаях говорят об эндогенном происхождении б-ни. Во многих случаях можно говорить о суммировании этиологических моментов, о существующем предрасположении и о вызывающих заболевание, а также и отдельные припадки провокационных моментах. Здесь мы встречаемся с фактом существования симптоматической Э., т. е. таких случаев, где припадок (в этих случаях его лучше назвать не эпилептическим, а эпилептиформным) есть только проявление какой-либо определенной б-ни (прогрессивный паралич, кровоизлияние в мозг, артериосклероз мозга, воспаление мозга или его оболочек, опухоль, травма, сифилис мозга, рассеянный склероз, паразит мозга, уремия, эклямпсия и пр.), и с трудным вопросом о существовании особой, идиопатической, эссенциальной, самородной, генуинной Э. Эпилептические припадки последней наичаще не имеют определенного этиологического момента или связываются в прошлом с травмой или инфекцией, но в дальнейшем возникают как бы спонтанно по раз заведенному механизму, развиваясь самостоятельно и в то же время как бы по шаблону. Эги случаи и заставляют полагать, что, пока мы еще многого не знаем в патогенезе и в этиологии Э., мы не можем считать решенным вопрос и о существовании самостоятельной генуинной Э. как особого рода заболевания. В дальнейшем при выделении отдельных экзогенных и эндогенных этиологических моментов вопрос освещается главным образом с точки зрения генуинной Э. Говоря об Э. инфекционного происхождения имеют в виду лежащий в основе ее перенесенный энцефалит в результате какой-либо острой или хрон. инфекции. Эпид. или спорадический энцефалит, менингит, сыпной тиф, скарлатина, туберкулез, сифилис—наиболее часто встречающиеся этиологич. инфекционные моменты. Даркшевич рассматривает Э. в целом как инфекцию мозга (с этим согласиться нельзя); были сделаны попытки найти и выделить особого возбудителя Э., но без успеха. В качестве экзогенных интоксикаций,вызывающих Э., особенно большое значение имеет алкоголизм, в меньшей степени эрготизм, абсент, мышьяк и другие яды; поскольку в литературе имеются единичные указания на связь Э. с очень многими ядами, можно думать, что в этих казуистических наблюдениях главную роль играет не экзогенная интоксикация, а эндогенное индивидуальное предрасположение субъекта. Т р а в м а играет большую роль в возникновении как грубой, местной, симптоматической, так и генуинной, общей Э. Повреждения и ранения черепа, ушибы мозга, сотрясение его при городском, транспортном, промышленном, сел.-хоз. и особенно военном травматизме являются в очень большой мере (до 20—30% случаев) причиной последующей Э. В известной мере можно согласиться с Быховским, что каждый раненый в череп является кандидатом на 9. Большую роль в происхождении заболе- вания имеет травматизм при акте родов (роды при узком тазе, акушерские операции). В клин. картине б-ни Литля часто отмечаются эпилептические припадки. Особое положение занимает вопрос о рефлекторной Э., т. е. возникновении припадков вследствие имеющегося после травмы на периферии рубца, раздражающего какой-либо нерв или периферические нервные окончания; помимо рубца таким раздражающим моментом может быть какое-либо инородное тело. Остается неясным, в какой мере во всех случаях травматической и рефлекторной Э. играет роль предрасположение субъекта; вероятно роль его не малая. Очень любопытна зависимость припадков от космических, атмосферных, к л и мат. в л и я и и й. По Галлусу, максимум припадков приходится на март (особенно), апрель, август, минимум — на январь, июнь, октябрь, ноябрь, декабрь. Возможно, что космическое влияние оказывается сложным и для различных мест, разных в климат, отношении, и данные получаются различные, кажущиеся противоречивыми. Перегревание на солнце может вызвать припадок. Пребывание в более высоко расположенной местности (у нас напр. Кисловодск 800 м) может также вызвать припадок сравнительно с условиями нахождения в более низко расположенной (напр. Пятигорск 500 л» над уровнем моря). Амман (Amman) нашел параллелизм между припадками и воздушным электричеством и земным магнетизмом. Лука-шеву удалось подметить зависимость припадков от средней t° месяца: наибольшее учащение припадков при наиболее холодной и наиболее теплой средней t° за месяц. Брезина и Шмидт нашли, что быстрые колебания барометрического давления с большой амплитудой могут вызвать припадки. Ратнер выдвинул вопрос о сезонной Э., считая, что в ряде случаев имеются весенние и осенние учащения припадков; он связывает это с изменением вегетативного тонуса весной в сторону парасимпатической системы, а осенью—симпатической. Известно, что у одних б-ных припадки бывают исключительно по ночам, у других только днем. Все это говорит о вероятно имеющихся космических влияниях на Э. и побуждает к систематическому собиранию данных по отдельным б-цам и отдельным местностям. Наследственные влияния оказываются переходными между экзо- и эндогенными этиологическими моментами. Нередко можно отметить, что в семье встречается несколько эпилептиков, особенно по боковым линиям. Изредка прямая эпилептическая наследственность выступает очень ярко (см. Миоклония). По Давиденкову, Э., являясь наследственной б-ныо, передается повидимому рецессивно; алкоголизм, мигрени, хорея, параличи, крайняя нервность, неврозы, истерия характеризуют эпилептическую семью. При прямой передаче Э. чаще передается от отца сыну или от матери дочери, чем перекрестно. Однако для передачи по наследству Э. необходимо иметь двустороннее отягощение. В большинстве случаев в семьях эпилептиков находят алкоголизм (от 4% до 26%); зачатие б-ного в состоянии опьянения, психопатии, б-ни сердечно-сосудистой системы, мигрени, нарушения обмена веществ, но нередко даже при более подробном и настойчивом расспросе не удается выявить в родословной б-ного ожидаемых характерных данных. Это обстоятельство повидимому следует оценивать, как свидетельство того, что далеко не всегда Э. должна рассматриваться как заболевание конституционально врожденное и эндогенное. Возрастным момент в возникновении Э. играет значительную роль. При рождении ребенка у него иногда бывает эклямпсия; это но Э., но, если в анамнезе эпилептика мы находим упоминание о бывшей у него эклямлсии,, то конечно возникает вопрос о возможной связи того и другого явления, о возможном предрасположении, существовавшем с раннего детства. То же относится и к факту появления у детей в раннем возрасте эпилептиформных судорог (т. н. «младенческого»). Если маленький ребенок на интоксикацию, повышенную t° (или еще какой-либо момент) реагирует приступом судорог, то на основании только этого врач не будет еще говорить об Э., так как такого рода явление может больше и не повториться в течение всей жизни; однако в случае развития у него Э. впоследствии факту «младенческого» естественно придается значение раннего явного признака предрасположения к заболеванию. Э. у детей возникает наичаще в связи с травмой при родах, в связи с заболеванием менингитом, энцефалитом или иной какой-либо инфекцией, в связи с сильной эмоцией страха (испугом), в результате перегрева головы и т. д., но нередко припадки начинаются у ребенка без каких-либо уловимых причин или поводов, идиопатически. У детей старшего возраста б-нь возникает в связи с периодом полового созревания, особенно у девочек во время формирования; при этом тогда же намечается тесная связь припадков с менструацией (появление припадков перед, во время или после месячных; замена месячных припадками и т. д.). У взрослой женщины припадки начинаются иногда во время беременности, перед родами и после них, показывая родственную связь Э. с эклямпсией беременных, рожениц и пуерперального периода. Женщины по нек-рым данным вообще заболевают чаще, чем мужчины, по другим—наоборот. Генуин-ная Э. обычно развивается в возрасте до 12— 20 лет и ее можно назвать по началу заболевания б-нью молодого возраста. Если Э. дебютирует припадком в возрасте 30 лет и позднее, то имеется очень много данных подозревать, что перед нами или какое-либо иное, обычно органическое заболевание мозга, или Э. на почве сифилиса. Развитие Э. в более позднем возрасте (epilepsia tarda), возрасте полового увядания, если нет прогрессивного паралича или другого органического заболевания мозга, заставляет думать обычно об артериосклерозе мозга. Возможно развитие Э. и в старческом возрасте. В какой мере Э., начинающаяся в разных возрастах и у лиц разного пола, имея в большой мера одни и те же клин, проявления, является однородным заболеванием, остается открытым. Э., начавшаяся в младенчестве, Э. старческого возраста, Э. периода полового созревания и поздняя Э., Э. у мужчины и Э., возникающая при беременности или проявляющаяся в связи с менструацией,—все это повидимому разные по своему патогенезу заболевания, проявляющиеся одним и тем же синдромом. Далее возникает такой вопрос: имеется ли всегда во всех этих разнородных формах одинаковый патогенез самого припадка или и припадок в различных случаях может обусловливаться разными моментами и соотношениями, равно как и локализация припадка может иметь различную топику. Конституция эпилептиков представляется в след. виде: а) преобладающий тип диспластический, атлетический или смешанный диспластико-атлетический; б) очень часто отмечаются асимметрии развития отдельных органов; в) наиболее часто встречается (Чиж) особый «тяжелый», «свинцовый» взгляд и блеск ? глаз или у детей глаза с широкими зрачками и устремленным вдаль взглядом («ваенецов-ские» глаза); г) слабость организации сосудистой системы (узость аорты, ранний артериосклероз, склонность к впазму сосудов и пр.); д) неустойчивый обмен веществ; е) ускоренная свертываемость крови; ж) психические особенности (эпилептический характер): повышенная резкая раздражительность по несоответствующим поводам, немотивированные смены настроения, медлительность, тугоподвижность, вязкость мыслей, преувеличенная обстоятельность, мелочная аккуратность, эгоистичность, льстивость, лицемерие, склонность к жалобам, обидчивость, проявление гнева, склонность к сумеречным состояниям сознания и др. Поскольку имеются основания выделять черты эпилептической конституции, этим самым подчеркивается большая роль предрасположения к Э., готовности в подходящем организме внезапно начаться припадку, наличия в организме эпилептиков определенных эндогенных моментов и этиологических внутренних факторов для развития болезни. Эндогенные этиологические моменты при Э. имеют самое тесное отношение к вопросу о понимании патогенеза припадка. В конституции эпилептиков с патофизиол. стороны выдвигается вопрос о неустойчивом обмене веществ. Имеются основания считать, чтотолько жировой обмен у эпилептиков представляется устойчивым. Неустойчивость обмена касается самых разнообразных сторон (азотный, углеводный, солевой, водный, основной, межуточный и т. д.). Трудность вопроса заключается в том, что пока мы еще имеем очень мало конкретных данных и очень много противоречивого. Повидимому в большей мере трудности вопроса зависят от быстро проходящих нарушений в обмене, видимого разнообразия расстройств, могущих привести к какому-то основному нарушению, ведущему к припадку или разрешающему его, т. е. от того же факта большой неустойчивости обмена. Поскольку спазмофилия понимается как состояние организма, при к-ром легче наступают всякого рода судорожные явления, то конечно вопрос о кальциевом обмене, о роли околощитовидных желез для Э. имеет очень большой интерес, однако вполне определенных выводов здесь еще не имеется.—Же л е з ы в н у-тренней секреции тесно связаны с обменом веществ. Связь Э. с периодом менструации, беременности так или иначе подчеркивает значение половых желез в этиологии ее. Начало Э. в большинстве случаев до окончания совершеннолетия также указывает на вероятную роль в этом нарушении процесса роста и развития организма, к-рые протекают при участии как желез, постепенно теряющих значение (шишковидная, зобная), так и тех, влияние к-рых сказывается в течение всей жизни (надпочечник, щитовидная, придаток мозга), не говоря уже о вышеупомянутых.—Обмен и эндокринные железы теснее всего связаны с вегетативной нервной системой. Естественно, что неустойчивость последней, влияние ее напр. на такие важные для клиники Э. системы, как сердечно-сосудистая, не может не иметь большого значения в смысле проявления таких своеобразных клин, симптомов, которые характерны для Э. (расстройства в области кровообращения, частые ночные припадки б-ни, влияние космических изменений, большое значение эмоционально-аффективных моментов).—Состояние крови больных Э. представляется в этиологическом отношении весьма важным фактором как в отношении ее состава, так особенно ее био-физ.-хим. свойств (свертываемость, вязкость).—Говоря о таких внутренних этиологических факторах возникновения Э.,. как обмен веществ, железы внутренней секреции, вегетативная нервная система, кровь, надо указатьеще на один момент, к-рый конечнотесно связан с только что перечисленными, являясь сам продуктом нарушений в области обмена веществ, но в то же время занимает под углом разных точек зрения и самостоятельное положение, это—процессы аутоинтоксикации (см.); поскольку эпилептик в межприпадочном состоянии представляется б. или м. здоровым, поскольку припадок Э. есть в большой мере-клин, выражение какого-то внутреннего самоотравления организма неизвестными болезнетворными продуктами, постольку эпилептик может рассматриваться как субъект, периодически отравляемый какими-то веществами, к-рые в дальнейшем или обезвреживаются или выделяются. Распространение эпилепсии. Эпилепсия является несомненно часто встречающимся Заболеванием, распространенным повидимому во всех странах и среди всех народов. В Германии около 1%о эпилептиков, в Италии—немного-больше, во Франции до 1,8°/00. Среди б-ных психиатрических б-ниц эпилептики составляют в среднем около 10%. В больницы попадает только очень небольшое число эпилептиков, т. к. многие эпилептики страдают такими проявлениями Э. (очень редкие припадки, припадки малой Э., мягкие проявления психо-эпилеп-сии), к-рые фактически не ставят их в положение постоянно болеющих; существует не мало-лиц, страдающих редкими припадками и в то же время обладающих хорошей, даже выдающейся работоспособностью и прекрасными психическими данными, а иногда и гениальностью (Цезарь, Магомет, Наполеон, Шопен, Байрон, Гельмгольц, Достоевский, Флобер, Ван-Гог и др.). Число больных эпилепсией для Зап. Европы надо определять не менее как 1—2°/00 населения. Интересно, что число бракуемых по Э. при приеме на военную службу в болгарской армии составляет 0,24°/оо, в итальянской—1,15°/0о> во Франции—1,5%0, в Швейцарии—2,6°/00, в Германии—от2,06°/оо до 3,4°/О0, в Швеции—3,5°/00, в русской (Горшков)— 0,427оО. По данным медицинского департамента в 1895 г. в России эпилептиков было меньше чем 0,2°/00, эта цифра конечно слишком мала. В 1893 г. в Московской губ. по переписи ?Яковенко эпилептиков было 5,1 на 10 000. Сведения в монографии Сухова о распространении Э. в России (1906 г.) для настоящего времени устарели. В 1911 г. в Московской губ. 5,7 эпилептиков на 10 000 населения; в 1913 г. в Петербурской губ.—5,6 на 10 000, а в Уфимской—11,8на 10 000населения. По данным, сообщаемым Прозоровым (опубликовано в 1931 г.), в СССР по отдельным областям и местностям количество эпилептиков подвержено резким колебаниям, для одной и той же определенной местности цифры из года в год повторяются. В Московской губ. среди психических б-ных в психиатрической б-нице было 7,5% эпилептиков, в Уральской обл.—11,1%, в Тульской— 13,5%, в Башреспублике—17,4%. В среднем в психиатрических б-цах эпилептики составляют около 10% всех психичэских б-ных. Количество мужчин и женщин эпилептиков в психиатрических больницах стоит в отношении 61 : 39 (интересно, что то же отношение имеется по данным Рюля и в 1839 г.).

Изучайте:

  • АЛЛАНТОИС
    АЛЛАНТОИС (от греч. alias—колбаса и eidos—вид), мочевой мешок, образуется (у рептилий, птиц и млекопитающих) как слепой...
  • МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНЫЙ ПСИХОЗ
    МАНИАКАЛЬНО-ДЕПРЕССИВНЫЙ ПСИХОЗ Основные синдромы, входящие в состав понятия М.-д. п., ■—- мания и меланхолия (см...
  • ГОРЕЛКИ
    ГОРЕЛКИ, приборы, служащие для сжигания горючих материалов в целях освещения или нагревания. Сан.-гиг. требования, пред...
  • ВТИРАНИЯ
    ВТИРАНИЯ, один из методов введения лекарственных веществ в организм через кожу, при чем воздействие лекарства может быт...
  • ЗАЖИМЫ
    ЗАЖИМЫ. А. Зажимы как хирургич. инструмент служат для захватывания кровоточащих сосудов, а также для раздавливания ткан...