ИСТЕРИЯ

ИСТЕРИЯ. Содержание: Этиология. 800 Патогенез. 802 Симптоматология. 805 Диагноз и прогноз. 814 Лечение. 815 Истерия (от греч. hystera—матка), заболевание, возникновение к-рого ставили в прежнее время в самую непосредственную связь с поражением женских половых органов, в частности с поражением матки. Лишь с середины 19 в. взгляд этот, совершенно неправильный, был оставлен и уступил место новым воззрениям, именно—со времени появления монографии Брике (Briquet), особенно же благодаря лекциям Шарко (Char-cot), нашел общее признание новый взгляд на И. как на заболевание нервной системы и притом как на заболевание функциональное. Более детального определения И., к-рое пользовалось бы таким общим признанием, пока не имеется. Разногласия вызывает даже основной вопрос о существовании И. как определенной нозологич. единицы. Шарко понимал И. как болезнь с совершенно определенной симптоматологией и этиологией, именно—как болезнь конституциональную, во ‘всех без исключения случаях наследственную и обладающую несомненным нозологическим единством. В настоящее время такое определение встречает большие возражения, имеются предложения не говорить вообще об И. как о болезни, а говорить только об истерических реакциях. Существует и компромиссное решение вопроса, признающее и истерию как своеобразную конституциональную психопатию и истерические реакции, которые могут возникать при любой патологической конституции, а иногда и у людей, психически более или менее совершенно нормальных. Такое понимание истерии является по крайней мере практически наиболее удобным, так как позволяет охватить без особого труда то поистине огромное количество фактического материала, которое встречается в данной области. Этиология. В этиологии истерии большую роль играют как вызывающие моменты, так и предрасположение. Из. вызывающих моментов особенно большое значение принадлежит эмоциональным потрясениям. Эти потрясения часто связаны с половой жизнью, в военное время—с переживаниями смертельной опасности. Вопрос о значении в этиологии истерии конституциональных моментов решается различно. Шарко рассматривал И. как б-нь, всегда унаследованную: «Наследственность фигурирует на первом плане в этиологии И.—то дело идет об однородной наследственности то о наследственности трансформированной, когда родители страдают иными заболеваниями нервной системы—психозом, эпилепсией и т. д.». Виль-дермут (Wildermuth) находил отягощенную наследственность в 75% своих случаев, Кре-пелин (Kraepelin) в 70—80 %, Гаммонд(Нат-mond)—в 62 %, Циен (Ziehen)—в 40 %, Бинс-вангер (Binswanger)—в 60% и т. д. Во всяком случае роль наследственного момента оценивается высоко, и сомнения вызывает только положение об абсолютной необходимости ИСТЕРИI участия этого момента в возникновении каждого данного случая истерического невроза. Как показывают особенно наблюдения истерических эпидемий за последнюю войну, этиология И. характеризуется особенно соотношением конституционального и эмоционального моментов. Если сильно выражен генотипич. момент, то достаточно легких эмоциональных потрясений, чтобы развилось заболевание. Напротив, при легких задатках необходимы очень сильные потрясения, чтобы дать пат. эффект. Т. к. в психике и т. н. нормальных людей могут скрываться черты истерического характера, то по замечанию Мёбиуса (Mobius) многие, а может быть и все люди являются потенциальными истериками. Это значит, что при чрезмерных потрясениях возможно развитие истерии и у нормального среднего человека. Следующий весьма важный вопрос в этиологии И.—вопрос о значении пола. В прежнее время истерический невроз ставился в тесную связь с заболеваниями женской половой сферы, что с одной стороны дало заболеванию его название, с другой— сделало на долгое время невозможным развитие учения о мужской И. Несмотря на то, что уже Гален высказывался в противоположном направлении, несмотря на средневековые эпидемии. вроде Аахенской, в к-рых заболеванием поражались в равной мере и тот и другой пол, несмотря на старые работы Лепуа, Виллиса, Сиденгама (Lepois, Willis, Sydenham), только во вторую половину 19 в. возможность И. у мужчин стала общепризнанным фактом благодаря работам франц. школы (70-е гг.), особенно—благодаря лекциям Шарко. После Шар ко нек-рые разногласия отмечаются только во взглядах на частоту заболевания у того и другого пола. Б. ч. преобладающим в этом отношении все же считается женский пол. Так, по статистике Раймана (Raimann), на 1 заболевшего мужчину приходится 38 женщин, по Цим-сену (Ziemssen)—17, по Жиль де ла Туре
т {Gilles de la Tourette)—2, и т. д., хотя некоторыми принимаются и обратные отношения. П. Мари (P. Marie) напр., исследуя амбулаторный материал, обнаружил у муж-чинИ. в5,7%всех наблюдений, у женщин— только в 3,3%. В общем в мирное время первенство все же приходится отдать повидимо-му женскому полу. Вызывающие развитие истерии эмоциональные потрясения в мирное время являются связанными преимущественно, хотя разумеется далеко не всегда, с половой жизнью. Сексуальные же моменты в жизни женщины играют в общем несомненно большую роль, чем в жизни мужчины.—Меньше всего разногласий возбуждает вопрос о влиянии на возникновение истерического невроза возраста. В наст, время следует считать доказанным, что И. может развиться в любом возрасте—и в раннем детстве и у зрелых людей.—Крепелин выражает это распределение следующей таблицей, б. или м. совпадающей и с наблюдениями других авторов: к 5 годам—3%, к 10 г.— 7,2%, к 15 г.—24,4%, к 20 г.—38%, к 25 г.— 14,9%, к 30 г.—7,4%, к 35 г.—2,8%, к 40 г.—1,6%, к 45 г.—0,7%. Кривая заболеваний делает т. о. огромный взмах ко вре – мени половой зрелости и к непосредственно к нему примыкающему периоду (15—20— 25 лет), чтобы затем быстро спуститься до сравнительно очень малых цифр.—Несомненно большое значение имеют с о ц. у с-л о в и я. Однако истерия, хотя далеко не в равной степени, встречается во всех классах населения—и в гор., и в сельском (многочисленные у нас случаи кликуш), и в обеспеченных классах, и среди бедноты, и среди малокультурных народностей (ме-ряченье в Сибири). В остальном предрасполагающее влияние оказывают истощающие моменты всякого рода—инфекции, интоксикации, переутомление и т. д. Патогенез истерии очень сложен. Уже Брике определял И. как «динамическое» страдание тех частей головного мозга, которые заведуют аффективной жизнью. Возбудимость этих частей повышается, аффективные реакции начинают протекать чрезмерно, а частью также и извращенно. Шарко в происхождении истерических расстройств большое место отводил внушению и даже отождествлял истерические симптомы с теми симптомами, которые вызывались им у пациента путем применения гипноза. Однако взгляды Шарко были сложны; наряду с моментом внушения он отводил очень большое место в патогенезе И. также и аффекту, подчеркивая глубокую внутреннюю связь, существующую между аффектом и внушаемостью. Анализируя случаи истеро-травматической моноплегии и доказывая «не только сходство, но и тождество» этой моноплегии с моноплегией, вызывавшейся здесь же на лекции у истеричек путем гипноза, Шарко с определенностью высказал предположение о тождестве состояния гипнотического и состояния, возникающего под влиянием аффективного потрясения («choc ner-veux»), в смысле создающегося там и здесь предрасположения к продукции истеро-со-матических симптомов, т. е. симптомов, более или менее близко имитирующих симптомы органического поражения нервной системы,—параличи, анестезии, судороги и т. д. «В силу затуманенности „я», производимой в одном случае гипнозом, в другом—аффективным потрясением, данная идея, фиксируясь в сознании и господствуя там нераздельно, без всякого контроля, развивается и приобретает достаточную силу, чтобы реализоваться объективно в форме паралича». В другом месте Шарко высказал эту мысль в не менее определенной форме: «Среди душевных состояний бессознательных или подсознательных, в течение которых может легко реализоваться внушение, помимо состояний гипнотического сомнамбулизма. можно назвать еще эмоции, душевные потрясения». Принимая во внимание, что в своих суждениях о происхождении ис-терич. симптомов Шарко отводил большое место и расщеплению сознания и его автоматизации в форме т. н. «condition seconde» («второе состояние», «второе сознание», более или менее независимое от общего сознания), нужно признать, что в его понимании И. содержались по существу все те взгляды, к-рые господствуют в неврологии и в наст. время и к-рые являются только дальнейшим развитием и детализацией тех или иных сторон его учения.—Роль внушения в происхождении истерических симптомов получила очень высокую оценку особенно в учении Мёбиуса об идеогении и в учении Ба-бинского (Babinski) о питиатизме. Мёбиус впервые повидимому в определенной форме’ ограничил понятие И. понятием идеогении: «истерическими являются веете болезненные явления, к-рые причиняются представлениями». Зоммер (Sommer) как «психогению» выделил совершенно в том же смысле болезненные состояния, к-рые «и создаются представлениями и подчиняются вообще их влиянию&raqu
o;. Наибольшей же известностью пользуется в этом направлении попытка Ба-бинского расчленить сложное понятие И. с выделением питиатизма (peitho—-уговариваю, iatros—врач) как совершенно обособленной самостоятельной группы, куда входят исключительно симптомы, возникающие путем самовнушения и постороннего внушения. Это выделение оказалось однако же мало соответствующим наблюдающимся соотношениям. Если внушаемость истеричных и является действительно одним из наиболее характерных признаков этого невроза, то все же только признаком, далеко не исчерпывающим собой всей сущности заболевания и в свою очередь постулирующим существование нарушений в сложных механизмах, намечаемых в исследованиях Жане и Фрейда (Janet, Freud), частью же намечавшихся уже во взглядах Шарко. Основную роль в происхождении истерических расстройств правильнее отвести п а-тологической аффективнос-т и. «В целом следовало бы определить истерические проявления как обусловленные большой устойчивостью симптомов, вызванных эмотивным шоком», внушаемость же как вторичный симптом зависит только от той или иной степени потери интелектуаль-ного контроля, обусловливаемой имеющей основн. значение аффективностыо (Dejerine). Дюпре (Dupre), определяя эмоцию как «основной момент дислокации личности», также указал на зависимость от нее внушаемости, на вторичное значение этой последней. Блейлер (Bleuler) определил внушаемость как частичное проявление аффективности. О второстепенном значении чистой идеогении говорил и Питр (Pitres): «Я думаю, что идея чистая, холодная, не сопровождаемая эмоцией, неспособна вызвать появление истерических расстройств; эмотивные потрясения или же идеи, ассоциированные с напряженными эмотивными процессами, напротив, способны продуцировать целый ряд истерических симптомов». — Среди теорий, приписывающих основное значение в происхождении истерических симптомов аффективным расстройствам, наиболее разработанной является теория Фрейда. Согласно этой теории основное истерогенное значение принадлежит оттеснению неотреагирован-ных в свое время и в силу этого отщепленных от соответствующих представлений аффектов и смещению их в сферу подсознательного, где они играют роль постоянно действующей патогенной причины. «Если начальный аффект разрядился не в нормаль – ный, а в „ненормальный рефлекс», то возбуждение, исходящее из связанного с ним представления, „конвертируется» в истеро-соматический симптом». Этот симптом остается прочным проявлением патогенного аффекта, в то время как самый этот аффект уже не осознается б^ным и связь его с данным симптомом может, быть выяснена только путем весьма сложных исследований, путем т. н. психоанализа (см.). Соответствующие аффекты относятся гл. обр. к детской сексуальности, к-рая значительно богаче по своему содержанию, чем это предполагалось до сих пор, представляя при этом своеобразные особенности, сглаживающиеся впоследствии и подвергающиеся вытеснению, сублимации и амнезии, при условии однако, что дальнейшее развитие сексуальности индивида (пубертатный период) идет нормальным путем. Основное понятие, с к-рым помимо патогенного аффекта оперирует Фрейд,—это понятие подсознательного, в к-ром разыгрываются все процессы расщепления аффекта, его оттеснения и конверсии в истеро-сомати-ческий симптом.—Огромное значение подсознательному приписывает и Жане (Janet). Он усматривает сущность истерического невроза в своеобразном нарушении синтеза личности, в расщеплении сознания, в сужении поля сознания, к-рое делает для истерика невозможным включение целого ряда впечатлений в сознание и соединение их с его «я». Расщепление сознания, автоматизация его частей находят особо резкое свое проявление в таких состояниях, как истерические судорожные припадки, сомнамбулические трансы и т. д. Расщеплением же сознания объясняется возникновение и таких симптомов, как истерические параличи и анестезии. Тенденция к диссоциации личности, по Жане, является врожденной, толчок к такой диссоциации дают эмоции, к-рым Жане вообще приписывает огромное значение в происхождении неврозов. Большое значение эмоциям в генезе истерии придает и Клапаред (Claparede).- Он определяет И. как тенденцию к атавизму и к филогенетически старым типам реакций, каковыми и являются эмоциональные реакции. Равным образом Крепелин отождествляет симптомы И. с внешними проявлениями душевных переживаний, сопоставляя истерическую рвоту с чувством отвращения, истерические му-тизм и афонию—со страхом и т. д. и вспом

Изучайте:

  • КАЩЕНКО
    КАЩЕНКО Петр Петрович (1858—1920), психиатр-общественник, видный деятель т. н. земского периода русской медицины, в пос...
  • ВЫТЯЖЕНИЕ
    ВЫТЯЖЕНИЕ (extensio, distractio), механический леч. прием, служащий для удлинения, смещения, выпрямления, иммобилизации...
  • БОТАНИКА
    БОТАНИКА (от греч. botane—трава), наука, имеющая задачей всестороннее изучение растений. — Главнейшие этапы развития. Б...
  • МИОПЛЕГИЯ СЕМЕЙНАЯ
    МИОПЛЕГИЯ СЕМЕЙНАЯ (отгреч. mys— мышца и plege—удар) (син. myoplegia ре-riodica, s. familialis, myoplegia paroxys-malis...
  • АГГЛЮТИНИРУЮЩИЕ СЫВОРОТКИ
    АГГЛЮТИНИРУЮЩИЕ СЫВОРОТКИ, сыворотки различных животных, способные вызывать реакцию агглютинации (см. Агглютинация). По...