НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ, психопато-логич. явления, характеризующиеся тем, что определенные содержания многократно возникают в сознании больного, сопровождаясь тягостным чувством субъективной принудительности. Больной отдает себе полный отчет в нелепости данной мысли, хочет избавиться от нее, но она «навязывается» против воли. В этом именно сочетании ясного сознания, с одной Стороны, и невозможности борьбы с чем-то «посторонним и чуждым», с другой—заключается характерная особенность Н. с. (Westphal, Bumke). Формы Н. с. могут быть гкрайне разнообразны. Очень близко к ‘явлениям, наблюдающимся и у многих здоровых людей, особенно находящихся в состоянии утомления, стоит неотвязное возвращение в сознание определенных оборотов речи, образов и мелодий. Многим бывает трудно отвязаться от потребности перебирать в памяти различные названия, имена и фамилии (onomato-mania), другие должны считать все попадающиеся им на глаза предметы (дома, окна домов, фонари на улицах, пуговицы на костюмах и т. д.) или совершать различные арифметические действия с замеченными цифрами (arithmomania). Определенно пат. характер носит навязчивое припоминание (прочитанного, событий из прошлого и т. д.), обыкновенно сопровождающееся мучительным чувством неточности и все новыми усилиями воспроизвести припоминаемое полностью. Очень болезненно чувствуется элемент принудительности в т. н. болезненном мудрствовании, потребности возвращаться мыслью к праздным и неразрешимым вопросам («Grubelsucht» Гризингера, «умственная жвачка» или «метафизическое помешательство» франц. авторов). Весьма распространены случаи навязчивых сомнений (maladie du doute): больные – мучаются постоянной неуверенностью, выполнено или нет и правильно ли то или иное действие; действительно ли заперта дверь или ящик стола, не упало ли отправленное письмо случайно мимо почтового ящика, верно ли написан на нем адрес, не перепутаны ли письма при запечатывании в конверты, совсем ли потушена брошенная на пол спичка (у врачей—верно ли написан данный больному рецепт и не произошло ли ошибки в постановке запятой при указании дозы сильно действующего средства). Эта неуверенность побуждает таких больных постоянно проверять свои действия, не удовлетворяясь неоднократной проверкой. Отсюда возникает растущее с каждым днем стремление к все большей аккуратности и точности (manie de Гаи de ]a).—Близко к навязчивым сомнениям стоят навязчивые опасения загрязнения (мизофобия), часто связанные со страхом заразиться и обыкновенно возникающие после каждого прикосновения к предметам и людям, не относящимся к повседневному обиходу больного (delire du toucher), или даже после тех или иных встреч, не сопровождавшихся прикосновением. Страх загрязнения обыкновенно ведет к постоянному мытью рук, кожа к-рых от этого трескается, покрывается ссадинами и болит, что не мешает больным целые часы проводить за умывальником. Очень распространены панические необоснованные опасения какого-нибудь определенного вида несчастных случаев, напр. страх быть убитым молнией (кераунофобия), утонуть, потерпеть крушение в поезде. Многие б-ные не переносят вида острых предметов (айхмо-фобия). Своеобразный характер носят опасения, не совершил ли больной чего-либо дурного, преступного или опрометчивого. Ряд навязчивых страхов связан с определенными ситуациями (ситуационные фобии) . К ним относится близкая к страху перед несчастными случаями боязнь высоты или глубины (гипсофобия, батофобия): больные не могут смотреть вниз хотя бы с небольшого возвышения, боятся ходить по мостам и т. д., причем подобный страх чаще всего сложного характера и заключает в себе представление падения, рудиментарный двигательный импульс броситься с высоты («как-будто тянет вниз») и страх перед возможностью осуществления этого импуль – са. Элемент контрастности, характерный для этой фобии, в других навязчивых страхах иногда бывает выражен еще резче: именно мягкие, совестливые люди нередко страдают страхом, что у них может появиться желание совершить преступление, убить своих детей; именно тогда, когда человек желает создать у себя чувство почтения или обожания, возникают так называемые «хуль-ные» мысли—бранные слова или представления неприличного содержания, относящиеся к объекту почитания и т. д. (контрастные навязчивые представления). — Классической формой ситуационных страхов является боязнь пространства (агорафобия): страх выходить на широкие улицы, проходить по площадям, вообще быть на открытом месте; иной раз
этот страх пропадает, если б-ного сопровождает кто-нибудь, будь это ребенок или собака. Обратное явление представляет страх оставаться одному в комнате (клаустрофобия). Нек-рые не выносят пребывания в толпе, не могут бывать на собраниях, в театре, на концертах из страха, что в нужный им момент они не смогут удалиться. Есть люди, не выносящие путешествий по железной дороге. Чрезвычайно часто встречаются панический страх перед определенными животными и боязнь темноты (никтофобия). — Забота о своем здоровье представляет один из самых обильных источников навязчивых опасений. Очень распространенные опасения заразы ведут к страху заболеть сифилисом (сифилофобия), бешенством и пр. Многие больные боятся сойти с ума. К ипохондрическим опасениям близок страх быть погребенным заживо (тафофобия). Обширная группа навязчивых страхов обусловливается представлением, что по той или иной причине на больного будет обращено внимание. Ораторы, лекторы, актеры на сцене нередко испытывают непреодолимый страх перед выступлением (Rampenfieber немецких авторов). У нек-рых подобный страх возникает вообще при мысли, что кто-нибудь на них смотрит (phobie du regard, боязнь взгляда), вплоть до того, что они оказываются не в состоянии есть, писать или что-либо делать в чужом присутствии. Самолюбивые и застенчивые люди нередко страдают от мысли, что они обязательно должны показаться безобразными (дизморфофобия) или что их платье, как они его ни поправляют, представляет какие-нибудь дефекты. Очень частую и практически важную. группу представляет страх покраснеть (эрейтофобия), развивающийся гл. обр. у лиц с легко возбудимыми вазомоторами. Такие люди действительно легко краснеют и приводятся этим обстоятельством все в большее и большее замешательство, т. ч. в конце-концов образуется порочный круг: страх обусловливает частое покраснение, а последнее усиливает страх. Для многих б-ных чрезвычайно мучителен страх не удержать мочи или газов в обществе, у других на людях всегда поднимается крайне их смущающее урчанье в животе, у иных потеют руки. Вся эта группа навязчивых страхов ведет к отчужденности от людей и способствует развитию страха перед человеческим обществом (антропофобия). Своеобразную группу Н. с. представляют связанные с определенными ситуациями страхи перед якобы грозящим близким людям благодаря этим ситуациям несчастьем: нек-рые б-ные не могут оставаться в комнате, где имеется определенное число тех или иных предметов; другим кажется, что если они свой утренний туалет совершат не так, как привыкли это делать, или если при определенных условиях не закроют книги, не топнут ногой, то с близким человеком обязательно случится несчастье. Сюда же относятся страхи недостаточно внимательно прочитать то или иное слово в книге, не обратить внимания на определенные буквы; страх этот заставляет снова и снова возвращаться к прочитанному. Подобные страхи близки к обычным и для многих нормальных людей суевериям и подобно последним служат плодотворной почвой для возникновения чрезвычайно своеобразных навязчивых обрядностей, назначением которых является предотвратить грозящее несчастье и следовательно уничтожить страх. Хорошим примером таких «защитных» процедур является описанный Фрейдом церемониал при укладывании спать, развившийся у одной девушки: она останавливала или убирала из комнат все часы и расставляла на письменном столе цветочные горшки и вазы так, чтобы ночью они никак не могли упасть; одновременно она заботилась, чтобы дверь в комнату ее родителей оставалась полуоткрытой. Главная часть ритуала касалась постели: подушки на ней должны были быть расположены и перина для покрывания взбита определенным образом; само укладывание производилось также с соблюдением целого ряда правил.-—Сходный характер носят ритуалы одевания, умывания и принятия пищи многих б-ных. В сложном виде они обыкновенно уже теряют свое защитительное значение и делаются самостоятельными Н. с, иной раз мучающими больного гораздо больше, чем первоначально бывший страх. Сам больной ясно понимает всю нелепость его процедур, чрезвычайно стыдится их и все-таки должен их проделывать, т. к. попытка противодействия всякий раз вызывает мучительное и трудно поддающееся описанию чувство, не дающее б-ному покоя и все нарастающее вплоть до полного изнеможения. Нек-рые б-ные делаются домашними тиранами, непрерывно заставляя членов своей семьи помогать им в их процедурах; другие стыдятся своих навязчивых действий и стремятся по возможности чем-нибудь их замаскиров

Изучайте:

  • АПОСТОЛИ КРОВАТЬ КОНДЕНСАТОРНАЯ
    АПОСТОЛИ КРОВАТЬ КОНДЕНСАТОРНАЯ, деревянная кушетка, покрытая по всей верхней поверхности листом эбонита. поверх которо...
  • ЗДРАВООХРАНЕНИЕ
    ...
  • ДИСТРАКЦИОННЫЙ СЕРП
    ДИСТРАКЦИОННЫЙ СЕРП, видимое в офтальмоскоп серповидное белое поле у соска зрительного нерва. Зрительный нерв проходит ...
  • ACUSTICUS NERVUS
    ACUSTICUS NERVUS, VIII пара черепно-мозговых нервов, состоит из двух ветвей— ram. cochlearis et ram. vestibularis.—Ram....
  • ГИОСЦИАМИН
    ГИОСЦИАМИН, Hyoscyaminum, алкалоид, встречающийся наряду с другими в растениях семейства Solanaceae (Atropa, Hyo-scyamu...