СТАРОСТЬ

СТАРОСТЬ, этап развития индивидуума, сопровождающийся характерными морфол. изменениями всех систем организма, угнетением всех функций последнего. Сложные многоклеточные организмы претерпевают в течение своей жизни ряд существенных изменений как в анатомическом, так и фнкц. отношении, причем, отражая эти изменения, меняется с возрастом и их habitus. Кожа лица в старости сухая, сморщенная, б. ч. бледная, истонченная, вследствие чего сквозь нее просвечивают сосуды и сухожилия, волосы на голове седые; глаза лишены блеска; во рту недостаток зубов; спина б, или м. сгорбленная (кифоз); ходят старики медленно и с трудом—таковы нек-рые наиболее резкие внешние черты глубокой С. Зрение и слух в С. понижаются; часты жалобы на зябкость. Рост и вес тела уменьшаются. Согласно-многочисленным измерениям мужчина между 50 и 85 годами уменьшается более чем на 3, а женщина более чем на 4 см вследствие уменьшения межпозвоночных дисков (см. Позвоночник, анатомия). Иногда рост стариков уменьшается на 6 и даже 7 см. Вес тела, по Кетле. достигает максимальной величины у мужчин к 40, а у женщин к 50 годам. С 60 лет он начинает понижаться и к 80 годам в среднем падает на С кг. Часто думают, что для С. характерна потеря волос, однако это не совсем так, так как лысеть начинают чаще всего в более раннем возрасте, в старости же только продолжают терять волосы, и тот, кто не начал лысеть в молодом или среднем возрасте, имеет много шансов сохранить свой волосяной покров и в C.& Свой отпечаток на внешний облик индивида С. накладывает далеко не в одинаковой степени у разных видов животных; у большинства млекопитающих он в достаточной степени ярок и характерен; у птиц и в особенности у пресмыкающихся он значительно менее выражен. Глубокая С. обычно сопровождается т. н. старческим маразмом, к-рый сводится к резким явлениям истощения и увядания организма в зависимости от глубоких анат. и фнкц. изменений, объединяемых понятием старческой инволюции. Анат. изменения могут быть кратко охарактеризованы как старческая атрофия при одновременной тенденции к склерозу, функциональные же—как увядание всех отправлений организма на почве нарушения равновесия в процессах созидания и разрушения. Ярким показателем такого нарушения является аноре-ксия, резкое понижение апетита, свидетельствующее о понижении интенсивности жизненной энергии тканей и их потребности в пище. Старческая атрофия представляет совокупность регрессивных изменений, заключающихся в уменьшении объема, а отчасти и числа клеток, при одновременном наличии ряда физических и морфол. изменений в клеточной протоплазме (побурение, уплотнение, высыхание и пр.), в истончении кожи, костей и хрящей, исчезновении жировой ткани, запустеваыии значительного количества кациляров, понижении растя – в»2 жимоети и упругости тканей. Органы стариков •отличаются от органов молодых субъектов своей более темной окраской и меньшими размерами и в то же время большей плотностью (разрастание соединительной ткани). Однако атрофические процессы при старческой инволюции распределяются по органам неравномерно и каждый из них, как принято выражаться, имеет свой собственный зрелый и старческий возраст. Так, thymus, как известно, начинает инволюционировать уже к периоду pubertas, и у взрослых в 25—30-летнем возрасте макроскопически не всегда удается констатировать даже остатки этого органа. Яичники после прекращения менструаций начинают уменьшаться, а у старух имеют вид маленьких плотных сморщенных тел. С потуханием менструального цикла уменьшается в размерах и матка. Инволюция вилочковой железы и матки зависит от специальных эндокринных факторов; вообще же говоря, темп и последовательность старческой инволюции тканей и органов определяются главн. обр. степенью их диференци-ровки, т. е. ткани подвергаются тем большим регрессивным изменениям с возрастом, чем •сложнее их диференцировка и фнкц. назначение. Поэтому менее всего подпадает старческой инволюции эпителиальная ткань, сильнее—мышечная, в особенности же—нервная. Вместе с тем старческая атрофия мозга отнюдь не ведет неизбежно к псих, распаду личности. Светлый ум, работоспособность могут сохраняться до глубокой С. Вес мозга прогрессивно падает (см. Головной мозг, вес головного мозга). Более детально по органам старческая атрофия выражается в следующих изменениях. В соответствии с уменьшением веса мозга мозговые извилины в старости заметно атрофированы, борозды мозга расширены, мозговая кора истончена, желудочки мозга несколько расши
рены, количество церебро-спиналыюй жидкости увеличено. В нервных клетках—пигмент-но-жировая дегенерация и атрофические изменения.—В кровеносной системе—картина ате-ро – и артериосклероза, а со стороны сердца—■ миофиброз, заключающийся в атрофии мышечных волокон сердца, с заменой их соединительной тканью. Работа сердца вследствие изменений в сосудах затруднена, а работоспособность сердца понижена (наклонность к гипоси-столии и нек-рой брадикардии). Этими изменениями обусловливается недостаточное кровоснабжение и питание органов с соответствующими клин, симптомами: ослаблением памяти, головокружениями, слабостью рук и ног (эта ■слабость определяется впрочем не одним ухудшением кровоснабжения, но и изменениями в ■самой мышечной ткани), прогрессирующим охлаждением покровов тела, дающим ощущение зябкости (последнее впрочем зависит и от понижения теплопродукции, проявляющегося в нек-ром понижении общей t° тела). Сосудистые изменения в свою очередь создают расположение к тромбозам и апоплексии.—Уклонениям со ■стороны сосудистой системы с давних пор приписывают самое серьезное значение при освещении симптоматологии и даже патогенеза С. (афоризм Казалиса: «Наш возраст—это возраст наших артерий»), и в частности теория Деманжа все старческие изменения готова была сводить к вышеуказанным изменениям в артериях. Такая точка зрения страдает однако некоторым преувеличением, т. к., с одной стороны, •бывают случаи, когда несмотря на глубокий возраст сосуды оказываются в относительно удовлетворительном состоянии, а, с другой, ранний атеросклероз обычно не сопровождается типичной картиной С, Наконец следует вообще иметь в виду, что проблема атеросклероза сосудов и проблема С. по времени отнюдь не обязательно совпадают. Можно лишь говорить о превалировании атеросклеротических процессов в старческом возрасте. В поперечно-полосатой мускулатуре наблюдается картина бурой атрофии с истончением мышечных волокон, отложением бурого пигмента и атрофическим размножением ядер. Мышечные волокна долго сохраняют свое полосатое строение, но в конце-концов оно исчезает и заменяется бесформенной массой среди большого количества размножившихся ядер. Количество жировой клетчатки между мышечными пучками уменьшается или вовсе исчезает. Эти изменения в мышечной системе делают понятными мышечную слабость и быструю мышечную утомляемость стариков. В паренхиматозных органах наряду с атрофией паренхиматозных элементов наблюдается разрастание соединительной ткани, ведущее к их склерозированию и в свою очередь усиливающее первую. Нек-рые авторы при этом говорят о «настоящем возбуждении» соединительной ткани. Этот процесс чаще всего ведет к уменьшению органов в объеме, но в нек-рых случаях, как напр. в предстательной железе, объем органа в силу мощного размножения соединительной ткани может увеличиваться.—В противоречии с состоянием паренхиматозных органов в С. стоят старческие изменения в костной системе: по аналогии с уплотнением паренхиматозных органов и отдельные элементы костной системы обнаруживают тенденцию к консолидации (спа-яние костей, напр. позвонков, в зависимости от окостенения отделяющих их частей; окостенение большинства хрящей); однако несмотря на это сам костный скелет становится легче по причине уменьшения в нем количества минеральных солей. Упомянутыми изменениями в костной системе объясняется и кифотическое искривление позвоночника у стариков, что же касается атрофии нижней челюсти, то ее ставят в связь с потерей зубов (атрофия от недеятельности; отсутствие давления со стороны зубов).—Старческая эмфизема легких обусловливается в значительной степени регрессивными изменениями в упругих волокнах, заложенных в стенках альвеол. Волокна эти представляются значительно утолщенными и извитыми. Тот же самый момент, т. е. регрессивные изменения в упругих волокнах, придает своеобразный характер старческой коже (см.). Общая атрофия тела делает понятным вышеуказанный факт уменьшения общего веса тела и роста в старости. Изменения физ.-хим. порядка в старческом организме, отчасти уже упомянутые выше, сводятся к следующему: 1) меньшему содержанию в тканях воды (общее содержание воды в тканях тела по мере старения понижается, следовательно в С. отмечается сдвиг в сторону сухости); 2) понижению способности тканей к набуханию; 3) уменьшению эластичности при одновременном повышении твердости соединительнотканных образований (склероз); 4) понижению сопротивляемости излому
и разрыву; это относится в первую очередь и гл. обр. к костям и на первый взгляд целиком могло бы быть отнесено к уменьшению в костной системе неорганических составных частей, однако по данным Масона (Mason) колебания количества золы в костях не в такой уже степени стоят в закономерной связи с возрастом, как физическая прочность самого коллоидального остова костей, способность же мышечной ткани к растяжению в юношеском, среднем и старческом возрасте относится одна к другой, как 7:3:2 (Landois-Rosemann); 5) уменьшению прозрачности нек-рых тканей (старческое помутнение преломляющих сред глаза); 6) понижению диффузионной проницаемости тканевых перегородок; 7) понижению дисперсности коллоидов и коллоидной защиты против образования осадков и в частности против выпадения кальция. Последний всегда находится в тканевых соках в пересыщенном состоянии, однако только в С, с понижением дисперсности коллоидов, физиологически получает наклонность к образованию осадков, причем можно говорить б настоящем перемещении Са в старческом возрасте (извлечение из костей и отложение в стенках артерий, хрящах и пр.). Понижение же дисперсности тканевых коллоидов и проницаемости клеточных мембран в свою очередь должно вести к понижению окислительных процессов. В общем жо характер изменений тканевых коллоидов в С. кратко может быть обозначен как переход от золеподобных образований к гелеподобным. Среди фнкц. уклонений, свойственных старческому возрасту и кратко характеризуемых признаками гипотонии и гипостении (сердечнососудистой, мышечной, нервной и пр.), заслуживает специального упоминания одно явление, стоящее несколько как бы особняком: это— малая потребность стариков во сне, в частности в ночном сне, при заметной сонливости днем. И если последнее может быть без дальнейших углублений рассматриваемо как выражение общей – слабости, то первое не так легко поддается объяснению (см. Сон). Старческому возрасту свойственно расположение к ряду заболеваний и, наоборот, другого рода заболевания реже поражают в этом периоде жизни или протекают в более мягкой форме. Атеросклероз со всеми его последствиями, рак и катаракта, гипертрофия простаты могут служить примерами первого рода, tbc— второго рода болезней. Причины такой разницы следует искать в особенностях как возрастных изменений организма, так и этиологии и патогенеза болезненных форм (суммирование вредных воздействий на сосудистую стенку, а может быть и сдвиги в холестериновом обмене для атеросклероза; наклонность к фиброзным процессам, а может быть и ослабление секреции половых желез для tbc и т. п.). Далеко не всегда tbc у стариков протекает мягко; наблюдается и обратное; иногда инфекция принимает эксудативный и притом генерализированный характер, напоминающий аналогичные проявления детского, в частности т. н. органного tbc. В С. наблюдается также нек-рое спадение яркости симптомов при острых инфекциях в смысле напр. температурной реакции, кожных высыпаний, увеличения селезенки, лимф, желез и т. д. Наступлению С. со всем комплексом характерных для нее изменений обычно предшествует период предвестников, своего рода praesenium, характеризующийся или появлением того или иного признака С, только в менее яркой форме и притом не исключительно связанного с последней (поседение волос, прогрессирующее нарастание утомляемости; па – дение libido и т. п.), или же такими специфическими для данного периода жизни явлениями, как определенные изменения со стороны зрения [пресбиопия (см.) у дальнозорких] и половой системы (climax). Причины старческого увядания со всеми вытекающими отсюда последствиями не вполне еще выяснены. Вейсман, Майнот и Бюлер готовы были сводить его к ослаблению, а затем к потере клетками способности к размножению, вследствие чего по мнению этих авторов организм должен в конце-концов лишиться возможности возмещать потерянное вещество. Майнот при этом думал найти даже анат. субстрат такого вырождения клеток в нарушении якобы нормального соотношения ме-ягду ядром и протоплазмой, из коих первое будто бы постепенно в С, уменьшается, а последняя, наоборот, увеличивается. Однако безоговорочно такое мнение едва ли может быть принято, и если нельзя назвать убедительной ссылку Мечникова на факт сохранения способности к росту даже в глубокой С. такими придатками тела эпидермального происхождения, как волосы и ногти, ни в какой мере не спЪсоб-ными воздействовать на долговечность организма, то, с другой стороны, нельзя игнорировать того несколько неожиданного факта, что и сердце, как оказыва

Изучайте:

  • ФЛЕГМОНА
    ФЛЕГМОНА (от греч. phlegmone—воспаление), разлитое воспаление рыхлой клетчатки. Отсутствие ясных границ воспалительного...
  • ТРИПТОФАН
    ТРИПТОФАН (прежнее название протеин-хромоген), f\—r. CHLCHCOOH индол-а-аминопропионовая к-та, аминокислота, получающаяс...
  • ПЕТИ
    ПЕТИ Жан Луи (Jean Louis Petit, 1674— 1760), знаменитый франц. хирург и анатом. Подобно А. Паре вышел из сословия цирюл...
  • ВКУС
    ВКУС. Вкусовые явления связаны, главным образом, с поверхностью языка; точные исследования показывают, что ощущения В. ...
  • ПЕРСИЯ
    ПЕРСИЯ. Поверхность Д.—1 640 000 км9-. Плотность населения—около 7,3 чел. на 1 км2. Эти данные приблизительны, т. к. пе...