ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА

ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА, обусловленное юридическими нормами или этическими мотивами требование к представителям врачебной ‘*22 профессии—врачам, акушеркам, фармацевтам и др. медиц. работникам—не оглашать сведений, касающихся состояния здоровья, личной или семейной жизни б-ных, сведений, ставших известными мед. работникам в силу их профессии, в силу особого доверия, оказываемого обычно лицам врачебной профессии со стороны пациентов в расчете, что псе доверяемое не найдет дальнейшей огласки. В. т.—частный вид проф. тайны, под каковой нужно понимать такого же рода нравственное или юридическое обязательство, к-рое распространяется и на представителей ряда других профессий—как-то: защитников на суде, нотариусов, представителей административной власти, почтово-телеграфных служащих и т. п. лиц, призванных в силу своей профессии или служебного положения быть обладателями чужих тайн, каковая особенность этих проф. категорий облекает их представителей исключительным доверием со стороны всех обращающихся к ним за помощью или поддерживающих с ними деловые связи. В. т.имеет корни в глубокой древности, ведя свое начало от времен древнего жречества (Египет, Индия), когда лечение представляло собой религиозный акт и когда занимавшиеся лечением жрецы обставляли свое искусство врачевания большой таинственностью. Указания на соблюдение врачом доверяемых тайн имеются во многих древних литерат. памятниках. Позднее, во время господства Гиппократовской медиц. школы, освободившейся от жреческих влияний и выказавшей высокое понимание обязанностей врача и его полон-гения в обществе, В. т. имела, вероятно, другие истоки: она объяснялась скорее общим требованием гуманного обращения с б-ным, требованием «не вредить больному», т. е. не наносить ему ущерба, понимая под этим не только физ. ущерб, но также и моральный и материальный. В знаменитой клятве Гиппократа обещание хранить В. т. облечено в следующие торжественные выражения: «Обещаю свято хранить вверенные мне семейные тайны и не употреблять во зло оказываемого мне доверия». С развитием университетского мед. образования в Европе клятва Гиппократа входит в факультетское обещание, которое дают молодые врачи перед своим вступлением на поприще врачевания. Законодательство большинства стран Запада содержит юридические нормы в отношении проф. тайны вообще и врачебной в частности, рассматривая нарушение В. т. как уголовно-наказуемое деяние. Соответствующая статья Германского уголовного кодекса гласит:«Врачи, хирурги, акушерки, аптекари и помощники названных категорий за недозволенное разглашение частных тайн, доверенных им в силу их профессии, наказуются штрафом в 1.500 марок или тюрьмой до трех месяцев». Французский законодатель объединяет в одну категорию врачей, хирургов и др. лиц медицинского звания (autres officiers de sante)—фармацевтов, акушерок и пр.—с адвокатами, нотариусами, судебными приставами, биржевыми маклерами, представителями магистратуры, комиссарами полиции и почтово-те – леграфными чиновниками. Все указанные лица, при разглашении тайны, обладателями к-рой они сделались в силу своей профессии или служебного положения, подвергаются тюремному заключению от одного до шести мес. и. денежному взысканию от 100 до 500 франков. В дореволюционной России закон признавал В. т. лишь обязанностью нравственной. Врачебный устав юридических обязательных норм не содержит, и лишь в виде приложения к ст. 596 устава приводится факультетское обещание, включающее в себя обязательство хранить В. т. Сенатским решением, (решение Уголовно-кассац. департамента Сената, 1887 г., № 23) факультетское обещание разъясняется как нравственная обязанность. И в тех странах, где нарушение В. т. рассматривается как уголовно наказуемое деяние, и там, где оно выставляется лишь как нравственное требование, законодатель одинаково допускает исключение и предусматривает изъятие из общего закона. Необходимость такого изъятия мотивируется тем, что «ограждая честь, спокойствие и интересы страждущих, нуждающихся во врачебной помощи, закон не может допустить, чтобы ограждение сих интересов было доводимо до нарушения интересов общественных. Сии последние вызывают надлежащую деятельность власти во всех случаях, когда безусловное соблюдение тайны может служить средством для сокрытия обстоятельств, имеющих по своему характеру свойства не только личные, но и общественные» (решение Угол.-касс. деп. Сената, 1887 г., № 23). Это расхождение между интересами отдельных страждущих лиц
и интересами всего общества, между долгом перед б-ным и интересами коллектива, обостряет вопрос о В. т. Различное же отношение законодателя к создающейся коллизии является причиной отсутствия единства во взглядах законодателей разных стран на объем понятия В. т. и на характер и широту исключений, допускаемых в изъятие требования о соблюдении ее. Различное отношение законодателя к вопросу о В. т. может касаться, во-первых, содержания самого понятия, объема и характера сведений, не подлежащих оглашению; таково, напр., ограничение обязательства сохранения тайны лишь в отношении того, что доверено врачу, не распространяя этой обязанности на сведения, к-рые могли стать известными врачу в процессе его проф. деятельности и помимо желания б-ного. Другой пункт расхождения во взглядах законодательных органов различных стран на В. т. сводится к разнице в определении границ и предела, где начинается общественный интерес и с какого момента должно начаться вмешательство гос. власти в смысле расторжения обязательства. При этом с наступлением данного момента отношение госуд. власти может быть таково, что она либо только развязывает врача, освобождая его от обязательства хранить тайну, предоставляя ему свободу действовать по своему усмотрению, либо в ограждение общественного интереса прямо возлагает на врача обязанность, под страхом уголовного наказания, сообщать соответствующим административным и G81 судебным властям все сведения, касающиеся б-ного, сокрытие к-рых могло бы нанести ущерб обществу как целому или отдельным его представителям. Почти во всех государствах ясно выраженное ограничение имеется в отношении извещения о заразных б-нях. Такое извещение по установленной законом форме врач обязан посылать в соответствующие административные органы здравоохранения в случаях острых заразных заболеваний эпид. характера (как, напр.: холера, чума, оспа, сибирская язва, тифы и т. д.); иногда закон об обязательной регистрации распространяется также и на инфекционные не-эпидемические болезни (как, напр.: tbc, сифилис). В практике новейшего времени во всех почти странах отмечается расширительная тенденция в направлении раздвижения границ круга б-ней, подлежащих обязательной регистрации. В большинстве стран закон требует от врача сообщать административным и судебным властям, не считаясь с врачебной тайной, сведения о б-ном, при наличии обвинения или подозрении его в преступных действиях. Законодательство предусматривает иногда также случаи, когда врач обязан извещать близких родственников о грозящей б-ному опасности, хотя бы это сопровоягдалось нарушением доверенной тайны; закон допускает также иногда нарушение В. т., когда это требуется для ограждения интересов третьих лиц: так, напр., закон не только допускает, но даже этически обязывает врача предупреждать о вступлении в брак с лицом, больным сифилисом. Помимо правового сознания, В. т. проникла таклге в практику врачебной деятельности и заняла определенное место в вопросах организации мед. помощи. Так, В. т. находит отражение в практике страховой медицины, где спор о праве застрахованного на свободный выбор врача (Германия, Англия) решается в утвердительном смысле, находя в значительной степени подкрепление в ссылке на доверие к определенному лицу и на право больного свободного выбора лица, которое он считает необходимым приобщить к своей тайне. Советское законодательство не содержит прямых указаний на обязанность врача охранять В. т.; советское право безусловной В. т. не признает. Советский врач или мед. работник не вправе ссылаться на В. т. в случаях, когда судебные или следственные власти требуют от него определенных сведений, касающихся больного, или в случае предъявления запроса со стороны руководящих лиц и учреждений (здравотделов). Ст. 117 Угол, кодекса, предусматривающая разглашение должностными лицами сведений, не подлежащих оглашению, имеет в виду сведения, к-рые не подлежат оглашению в силу положительного воспрещения закона или распоряжения надлежащей власти либо являются секретными по свойству лежащих на данном учреждении задач. Являясь объектом служебной тайны состоящего на службе врача, таковые сведения к врачебной проф. тайне отношения не имеют. По духу советского законодательства принципиально недопустимо обосновывать проф. обязанности мед. персонала на индивиду – альных интересах отдельной человеческой личности, оставляя без внимания общий гос. интерес, почему подход к вопросу о В. т. может быть у нас только с точки зрения гос. целесообраз
ности, основанной на классовых интересах широких народных масс, на общих интересах здравоохранения. Вопрос о В. т., так. обр., совершенно по-разному ставится в СССР—в условиях государственной медицины, и в капиталистических странах—при частнокапиталистической медицине. Сохранение В. т. в Советской России основывается на необходимости поддержания доверия к врачу и устранении всего того, что могло бы подорвать это доверие. Практика жизни показывает, что, несмотря на общую установку советского здравоохра-^ нения на срывание пелены таинственности со всего, что касается врачевания, несмотря на широко поставленное дело санитарного просвещения и его роль в постепенном изживании ложного стыда, все же нередко желание сохранить скрытыми интимные стороны жизни, а часто и материальный интерес застав вляют больных скрывать болезни и не обращаться своевременно к врачу. Поэтому следует по возможности обставить оказывание помощи б-ному необходимыми гарантиями сохранения в тайне того, что он считает возможным доверить только врачу. В виду указанных соображений сохранение В. т. в Советской России должно быть признано входящим в состав проф. обязанностей мед; работника, и нарушение В. т. должно вести за собой ответственность в дисциплинарном порядке (декрет от 27 января 1921 г., Со-* брание узаконений, № 8) и перед проф. органами, призванными по закону следить, чтобы проф. работа членов союза находилась на высоте. При суждении об изъятиях из общего правила о В. т. следует исходить из того, что в Советской России В. т. уста-* новлена не в частных интересах б-ных и не в интересах мед. работников, а исключительно в ограждение общих интересов здра-t воохранения, и что обязанность охранять тайну б-ного отпадает и заменяется обязанностью оглашать сведения, если этого требуют интересы здравоохранения либо иные интересы, к-рые подлежат ограждению в силу положительного правила закона или общего его смысла. В категорию исключений, предусматриваемых советскими законами, входят: 1) обязательство мед. работника изт вещать о заразных заболеваниях (ст. 9 декрета от 1 декабря 1921 г.); 2) обязанность мед. персонала сообщать об отравлениях, убийствах, самоубийствах и нанесении тяжких телесных поврежденияй (та же статья декрета от 1 декабря 1924 г.); 3) обязанность практикующего врача вести книги с записями имени и адреса б-ного, диагноза б-ни и лечения и предоставлять таковые книги по требованиям отдела здравоохранения, су-* дебной или следственной власти (ст. 7 декрета от 1 декабря 1924 г.); 4) обязанность, распространяемая на всех советских граждан, без изъятия для врача, являться в суд по вызову в качестве свидетеля и давать показания, хотя бы относящиеся сведения доверены в порядке проф. тайны (ст. ст. 60 и 62 Угол.-проц. кодекса), и представлять по требованию суда и следственных властей документы и иные предметы, имеющие отношение к б-ному и к доверенной им тайне (ст. ст. 175 и 176 Угол.-проц. кодекса). Насколько это возможно без ущерба для интересов правосудия, следственные и судебные власти должны учитывать те интересы, к-рые привели к установлению В. т. Наркомздрав имеет право и обязан следить за тем, чтобы в указанных пределах эти интересы действительно ограждались, и в нужных случаях может путем сношения с соответствующими ведомствами добиться необходимых указании в этом направлении судебным и следственным органам на местах. Лит.: Дембо Л. И. иВальтерФ. А., Врачебная тайна, Ленинград, 1926; Данилевский В. Я., Врач, его призвание и образование, Харьков, 1921. Т. Крон.

Изучайте:

  • ДЮПЮИТРЕНА ПЕРЕЛОМ
    ДЮПЮИТРЕНА ПЕРЕЛОМ (Dupuytren), описанный Д. перелом внутренней лодыжки в сочетании с переломом малой берцовой кости об...
  • ГОЛОВНЯ
    ГОЛОВНЯ, болезнь цветковых растений, преимущественно злаковых, вызываемая паразитными головневыми грибками (Ustila-gine...
  • ФЛАВИНЫ
    ФЛАВИНЫ (от лат. flavus—желтый), пигменты желтого цвета с интенсивной зеленой флюоресценцией. В виду их легкой раствори...
  • КЕЛЕРА БОЛЕЗНЬ
    КЕЛЕРА БОЛЕЗНЬ (А. КоеЫег). К е л е-ра болезнь I. В 1908 г. Келер впервые опубликовал 3 случая своеобразного заболевани...
  • КРИВАЯ РАБОТЫ
    КРИВАЯ РАБОТЫ, показывающая колебание производительности при умственном труде, установлена Крепелином (Е. Кгаере-Пп). М...