ЭХИНОКОНН

ЭХИНОКОНН, личиночный стадий ленточного червя Echinococcus granulosus (Batsch, 1786) (рис. 1). Глистное заболевание человека и ряда домашних и диких млекопитающих, зависящее от поселения Э. в разных органах и тканях (особенно часто в печени и легких), называется эхинококковом. Человек является для этой цестоды промежуточным хозяином. Половозрелый стадий паразита обитает в тонком отделе кишечника собак (рис. 2), волков и шакалов, к-рые являются дефинитивными хозяевами Echinococcus granulosus. Маленькая цестода белого цвета, достигает всего лишь 2—6 мм длины и состоит из сколекса, шейки и 3—4 члеников. На сколексе 4 мышечные присоски и хоботок, вооруженный двойной кроной крючьев (рис. 3), числом от 36 до 38. В виде исключения число крючьев может уменьшаться до 28 и увеличиваться до 50. Крупные крючья достигают длины 0,040—0,045 мм, а мелкие— 0,030—0,038 мм. Передние 2 членика являются бесполыми, 3-й концентрирует гермафродитную систему органов, задний же, зрелый членик, самый крупный, превышающий длину всей остальной части стробилы, заключает матку, вытянутую по его длине и характеризующуюся наличием боковых дивертикуловидных выпячиваний. В матке зрелого членика локализуются от 400 до 800 яиц. Оболочка яйца лишена филаментов. Онкосфера {рис. 4) покрыта толстой радиально-исчерченной оболочкой с диаметром, достигающим 0,030—0,036 мм. Онкосферы Э., выделяемые с фекалиями собак и других дефинитивных хозяев, обладают значительной резистентностью. В воде они сохраняют жизнеспособность в течение 12 дней; при t° 0° они не погибали в течение 116 дней (Deve). Дефинитивные хозяева, гл. обр. собаки, рассеивают с испражнениями зрелые членики, resp. яйца и онкосферы Echinococcus granulosus. Последние, будучи заглочены промежуточными хозяевами (в том числе и человеком), освобождаются от своей оболочки и помощью

Рисунок 1. Эхинококковый пузырь (схема по В1ап-chard’y): 1, 8, 9 и 10—формирование внутренних дочерних пузырей; 2,3, 4 и 5—формирование наружных дочерних пузырей; в—превращение сколекса в пузырь; 7—сколекс; 11—зародышевая оболочка, 12—кутикулярная оболочка.

своих 6 крючечков»проникают в толщу кишечника, откуда двумя путями—либо внедряясь в венозные сосуды либо используя лимф, систему—попадают в кровеносную систему. Весьма нередко онкосфера задерживается в кровеносных сосудах печени, к-рая является одним из

& Р^

Рисунок 2. Рисунок 3. Рисунок 2. Эхинококки из кишечника собаки (ленточный стадий). Рисунок 3. Крючья эхинококка из мокроты б-ного. наиболее частых мест локализации эхинококка. Проскочившие портадьный круг кровообращения или использовавшие лимф, ток онкосферы могут проникнуть через правое сердце и а. puimonalis в легкие, где могут быть уловлены легочными капилярами. Наконец отдельные онкосферы попадают из легких в левое сердце, а оттуда через аорту в большой круг кровообращения и могут быть занесены в любой орган и в любую ткань, где они и превращаются постепенно в пузырчатую форму—личинку типа Echinococcus. Т. о. все органы и все ткани могут явиться местами локализации Э. Формирование из онкосфер в теле промежуточного хозяина пузыря эхинококка протекает весьма медленно. Deve (1910) и Dew ess

Рисунок 4. Онкосфера. эхинококка.

(1925) наблюдали развитие личинки в печени свиньи и описывают этот процесс следующим образом. Онкосферы, проглоченные промежуточным хозяином, концентрируются в печени через 3-—12 часов, застревая обычно в просвете интралобулярного капиляра. Чрезвычайно быстро паразит окружается мононуклеарами, к-рые скрывают его от глаз наблюдателя. Через 28 часов мононуклеары вытесняются лимфоцитами, формирующими как бы фоликул с эозинофилами на периферии. По истечении 60 часов паразит становится заметным в виде маленького протоплазматического круглого тельца, едва достигающего 0,020 мм, расположенного в центре фокуса реактивного воспаления относительно больших размеров (около 0,2 мм). По истечении 4 суток в центре этого, все еще весьма небольшого паразита (ок. 0,030— 0,040 мм в диаметре) наблюдается вакуолизация—первый намек на формирование внутренней полости. Через 7 суток паразит принимает правильную сферическую форму, достигает 0,000—0,070 мм в диаметре и приобретает основные элементы структуры будущего эхинококкового пузыря; внутри имеется полость, наполненная жидкостью; жидкость эта омывает внутреннюю герминативную оболочку, состоящую из зернистой, содержащей ядра протоплазмы, к-рая окружена весьма нежной ку-тикулярной оболочкой. По Дю, паразит принимает пузырчатую структуру к концу второй недели. Дальнейший рост паразита протекает весьма медленно. Согласно ДвБе по истечении месяца он имеет размер всего лишь около 1 мм, через 3 месяца—около 1,5—2,0 мм, через 5 месяцев он в среднем имеет около 5 мм в диаметре. Личинка паразита (пузырь эхинококк а).В организме промежуточного хозяина личинка эхинококка может иметь 2 морфол. модификации, представляясь в виде либо однокамерного (Echinococcus imilocularis) либо многокамерного (Е. multilocularis) эхинококка. a) Echinococcus unilocula-ri s, однокамерный эхинококк. Наиболее частый тип личинки, состоящей из пузыря, наполненного жидкостью. У человека пузырь может достигать величины детской головы, у домашних животных пузырь обычно значительно меньшего размера. Анализируя структуру пузыря, мы видим, что он состоит из целого ряда элементов. Стенка пузыря состоит из 2 оболочек: наружной кутикулярной и внутренней герминативной. Кутикулярная оболочка обычно молочно-белого оттенка и состоит из множества концентрически расположенных слоистых пластинок. По данным Люкке (Lulike), кутикулярная оболочка близка к хитиновой субстанции. Герминативная оболочка, выстилающая изнутри полость пузыря, весьма богата гликогеном; она, достигая толщины 0,010—0,025 лае, заключает как мышечные во – локна и известковые тельца, так равно и экскреторные сосуды. В ней можно в свою очередь различить два слоя: внутренний, состоящий из крупных клеточных элементов, и наружный—из более мелких клеток. Полость пузыря. наполнена эхинококковой жидкостью. Жидкость эта, являясь производным крови промежуточного хозяина, имеет слегка желтоватый оттенок, нейтральную или слабо кислую реакцию и уд. в. 1,009—1,015. В этой жидкости можно обнаружить значительное количество NaCl, виноградный сахар, тирозин, инозит, альбумин и янтарную к-ту. Иногда встречается гематоидин, а при эхинококкозе почек—моче-кислые соли. В целом ряде случаев, в особенности при эхинококкозе домашних животных, можно наблюдать пузыри, состоящие из вышеперечисленных 3 элементов: кутикулярной и герминативной оболочек и жидкости. Такие пузыри получили особое наименование-—аце-фалоцисты, т. к. они не заключают внутри себя сколексов. Такие пузыри должны быть признаны стерильными, т. к. они не содержат инвазионных элементов для дефинитивного хозяина. Наиболее часты такие ацефалоцисты у жвачных (у крупного рогатого скота в 80% г у овец в 75%, по Lichtenheld’y). У человека, наоборот, ацефалоцисты чрезвычайно редки. Помимо таких «стерильных» пузырей наблюдаются пузыри иной структуры (нижеприводимая классификация эхинококковых пузырей является классификацией пат.-анатомической, но отнюдь не зоологической). На герминативной оболочке могут быть рассеяны бе» какого-либо определенного порядка т. н. выводковые капсулы. Капсулы эти одеты теми же оболочками, как и материнский пузырь, только распределены они в обратном порядке: кутикула, не слоистая,—внутри, а герминативный слой—снаружи. На стенках выводковых капсул развиваются сколексы, либо заполняя собой внутреннюю полость капсулы либо выпячиваясь наружу. Число сколексов в выводковых капсулах вариирует в широких пределах. Иногда сколексы отрываются от капсулы и оказываются свободно взвешенными в полости материнского пуз
рр*»я, образуя т. н. гидатидозный песок. Такая’форма эхинококка носит наименование Е. veterinorum, т. к. встречается особенно часто у домашних животных: свиней, овец, крупного рогатого скота. В противовес этой форме встречается особенно частая у человека форма Е. liominis, когда в полости материнского пузыря формируются так наз. дочерние пузыри. Дочерние пузыри образуются в толще оболочки материнского пузыря из небольших участков герминативной оболочки; растут они либо наружу (экзогенно) либо внутрь (эндогенно) и могут совершенно отпочковываться от материнского пузыря. При своем экзогенном росте они протискиваются в промежуток между кутикулярной оболочкой материнского пузыря и соединительнотканной защитной оболочкой: сформированный хозяином такой тип принято именовать Е. hydatidosus exogenus. При своем эндогенном росте дочерние пузыри проникают внутрь полости материнского пузыря, где их можно обнаружить свободными и подчас в значительном количестве— Е. hydatidosus endogenus. Взаиморасположение слоев в оболочке дочерних пузырей совершенно совпадает с таковым материнского-пузыря, причем и кутикулярная их оболочка имеет тоже слоистое строение. В полостях до – черних пузырей могут формироваться, как и в материнском пузыре, выводковые капсулы ■со сколексами. Дочерние пузыри могут развивать эндогенно или экзогенно и внучатые пузыри. Эндогенные дочерние пузыри могут иметь и иное происхождение: классическим опытом. Деве установлено, что взвешенные в жидкости материнского пузыря изолированные сколексы могут претерпевать своеобразный метаморфоз и превратиться в дочерний пузырь. Экспериментально установлено, что пересадка не только дочерних пузырей и отдельных сколексов, но и отдельных обрывков стенки пузыря опытным животным вызывает формирование у них эхинококковых пузырей, развивающих как выводковые капсулы, так и сколексы, что важно не забывать при хир. лечении Э. Ъ) Echinococcus multilocularis, s. alveolaris, многокамерный, или альвеолярный эхинококк (рис. 5). Эта форма, встречающаяся сравнительно редко у человека и довольно часто у крупного рогатого скота, характеризуется тем, что внутренняя полость личинки

Рисунок 5. Многокамерный эхинококк печени человека (схематически).

заполнена не жидкостью, а конгломератом множества мелких сдавленных, неправильной формы пузырьков, к-рые объединены соединительнотканной субстанцией [см. отдельную таблицу (ст. 415—416), рис. 3 и 4]. На разрезе паразит приобретает ячеистое строение. В пузырьках этих (не в каждом) локализуются сколексы.—Вопрос о зоологическом. взаимоотношении многокамерного и однокамерного эхинококков различными авторами трактуется различно. Лейкарт, Поссель (Leuckart, Possel; 1906,1910), а из русских исследователей Мелышков-Раз-веденков (1901) и его ученики считают, что многокамерный эхинококк является самостоятельным видом, независимым от однокамерного. Главным морфол. критерием сторонники дуалистического течения считают различие в структуре крючечков на хоботке сколекса: у однокамерного эхинококка отношение общей длины крючечка к его рукоятке равно 1 : 4,6, а у многокамерного—1 : 2,7. Имеются сторонники и монистического воззрения, говорящего о зоологическом единстве однокамерного и многокамерного эхинококков. Вопрос этот должен считаться пока еще неразрешенным. Частота нахождения Э. у человека. В Германии один клинически обнаруживаемый случай эхинококкоза человека приходится на 1 056 жит. (в районе Ростока), а в южных провинциях—на 23 685 жит. (Mosler и Peiper). Секционный материал дает болоо высокий процент Э. (в Ростоке—2,43%). В СССР наиболее неблагополучными районами по Э. считаются Зап. Сибирь, Северный Кавказ, Закавказье. По данным, Миролюбива (1927), в Тюмени на 3 820 вскрытий 58 трупов оказались эхинококкозными, что составляет 1,54% по секционным материалам. Наиболее часто у человека эхинококкоз развивается в возрасте от 30 до 50 лет. Частота нахождения Э. у домашних травоядных. По данным Турина, наиболее высокий процент инвазиро-ванности травоядных животных Э. падает на южные и юго-вост. районы европейской части СССР. Наиболее часто оказывается инвазиро-ванным Э. крупный рогатый скот, затем свиньи, козы и овцы. У лошадей эхинококкоз регистрируется весьма редко (0,43%). Частота распространения эхинококкозау собак. Но данным Всесоюзного ин-та гельминтологии, средний процент поражения собак эхинококковом в разных местностях СССР достигает 13% с явным преобладанием на юге. Эпидемиология Э. Уже a priori ясно, что факторами, благоприятствующими распространению Э., должны являться: а) обилие собак, б) недостатки боенского дела (недостаточность сети, недочеты осмотров), в) высокая степень зараженности носителей эхинококкоз-ного вируса—собак и убойных животных, г) недостаточное знакомство населения с этой б-ныо. Инвазия человека происходит при попадании в его пищеварительный тракт члеников цесто-ды или отдельных яиц, resp. онкосфер, выделенных собакой из кишечника. Собака находится по сравнению с другими домашними животными на привилегированном положении: ей доступен не только двор, но весьма часто и внутренние помещения человеческого жилья, вплоть до спальни и кухни. Постоянно облизывая себя, в частности анальную зону, и загрязняя таким образом морду и теряя отходящие членики на полу или на земле, у своего ложа, на своей подстилке, собака весь рассеиваемый материал может вновь сама же собрать на своей шерсти, на ногах, на морде. Эхино-коккозная собака всегда является большой угрозой для окружающих, более того, даже каждая незараженная собака, не изолированная от контакта с другими, также представляет опасность. Общение человека, особенно детей, с собакой ведет к этому заражению. Относительная частота поражений отдельных органов человека Э. явствует из таблицы (по Teichmann’y>1898)(CM. ст. 661). Профилактика: убой животных должен производиться на бойнях или в местах, где имеется веторинарно-сан. надзор. Ни один пораженный эхинококковыми пузырями орган (печень, легкие, почки) не должен выпускаться за пределы бойни. Пораженные органы должны либо уничтожаться либо подвергаться хотя бы кипячению для умерщвления личинок эхинококка. Помимо того нельзя допускать собак на бойни не только в места убоя, но и на боен-ские дворы. Для ограждения животных и человека от заражения Э. прежде всего надо беспощадно уничтожать бродячих собак. Обязательный налог на собак явится здесь подсобной мерой. Тех собак, к-рые имеют определенное назначение и ценность (служебных. в гос. питомниках, овчарок при овцеводческих хозяйствах, охотничьих), следует подвергать регулярному периодическому лечению—дегельминтизации. С этой целью необходимо во время лечения держать собак на привязи, испражнения сжигать или зарывать в землю. В виду эхинококк Органы Абс. число Проценты Органы Печень. Легкие. Селе
зенка. Почки. Женские половые органы и грудные железы Черепная полость. . . Органы кровообращения Костная система. Плевра. Сальник. Брюшина. Малый таз. 46, t 8,76 4,69 не 4,7 6,3 4,0 1,08 1,26 3) 1,2 0,91 1,1 Брюшная полость. . . Брыжейка. Мужские половые органы. Шея. Лицо, глазница, рот. . Позвоночный канал. . Клшечник. Средостение. Поджелудочная железа Мочевой пузырь. . . . Поверхность органов. . Туловище и конечности Абс. число Проценты 0,64 0,61 0,4! 8 5 3 3 337 0,32 0,2 0,12 0,12 13,7 того, что эхинококкозная собака служит постоянной угрозой заражения человека, всегда следует соблюдать и пропагандировать несложные и легко выполнимые меры личной профилактики, которые заключаются в следующем: 1) не целовать собак, 2) не спать в одной постели с собакой, 3) не кормить собак из общей посуды, 4) не допускать собак в помещения, где хранятся съестные припасы, 5) не позволять детям играть с собакой, 6) охранять съестные припасы от облизывания и обнюхивания собакой, 7) перед каждым приемом пищи обязательно мыть руки. к. скрибич. К л и и и к а эхинококкоза разработана еще слабо. Лишь когда паразит достигнет значительных размеров или когда он подвергнется пат. изменениям (прорыв), реакция со стороны носителя паразита становится ясной для клинициста, и последний устанавливает характер заболевания. Изменения в организме носителя в более ранние периоды развития паразита мало выражены, недостаточно характерны и требуют специальных исследований. Поэтому как правило распознавание эхинококкоза в клинике устанавливается поздно. Этим объясняется то, что в большинстве случаев эхинококкоз наблюдается на 8-м и 4-м десятилетии жизни, тогда как инвазия относится б. ч. к детскому возрасту. Лишь локализация паразита, сопряженная с появлением заметных симптомов при небольших размерах его, напр. в головном мозгу или в глазнице, позволяет сделать если не точное распознавание, то по крайней мере дать повод к оперативному вмешательству, к-рое раскроет сущность заболевания сравнительно рано, даже в детском возрасте. При наиболее частой локализации паразита (в печени) заболевание протекает долгое время, с мало заметными, трудно выявляемыми и недостаточно оцениваемыми симптомами хрон. эхинококковой интоксикации. Сюда относятся потеря апетита, слабость, похудание, пигментация кожи, одышка, сердцебиения, боли различной локализации и интенсивности, иногда усиливающиеся до степени приступов различной продолжительности, эозино-филия в крови, уробилинурия. Все эти явления после удаления паразита исчезают. Эти явления хрон. эхинококковой интоксикации еще менее выражены при альвеолярном эхинококке. Тем не менее не признавать эхинококковой интоксикации нельзя и учитывать ее в клин, наблюдении необходимо. За это говорят характер острых эхинококковых интоксикаций и изменения в крови. Поступающие из паразита в организм носителя вещества вызывают в качестве антигена появление антител. Отсюда возможность раз – вития при эхинококкозе анафилактических явлений. Из них наиболее заметным бывает крапивница, по своей частоте и заметности для больного представляющая очень важный симптом в клинике эхинококкоза, который можно выявить и в анамнезе. Она бывает то местной то разлитой и сопровождается зудом различной интенсивности. Проявляется крапивница или без видимых причин или чаще при нарушении целости эхинококковой кисты (прорыв, прокол, операция). Она может сопровождаться чрезвычайно тяжелыми расстройствами сердечнососудистой, дыхательной и нервной систем: больной делается беспокойным, температура повышается, дыхание и пульс учащаются, иногда пульс падает до исчезновения, в различных мышечных группах появляются судорожные сокращения, в крови повышается лейкоцитоз. В большинстве случаев больные более или менее скоро оправляются, но дело может закончиться и смертью. Эти картины анафилактического шока характерны для эхинококкоза. Нередко при эхинококкозе наблюдается падение питания, а у молодых субъектов и слабость физического развития. Отложение жира в клетчатке обычно невелико, в особенности при омертвении эхинококка, хотя бы и не нагноившегося. При альвеолярном эхинококкозе питание б-ных, наоборот, долго сохраняется, что не может не быть связано с плотностью и мощностью соединительнотканного разрастания. Гораздо более резки проявления интоксикации при нагноении паразита, но тогда они носят явно сецтический характер. В крови при эхинококкозе повышается количество нейтрофи-лов, моноцитов и в особенности эозинофилов. В виду того, что вокруг паразита обычно отмечается тканевая эоз

Изучайте:

  • ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ
    ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ (мед.-сан. обслуживание). В СССР сеть ж. д. имеет протяженность 74.656 км (1928 г.). В административном...
  • КОСТНЫЙ МОЗГ
    КОСТНЫЙ МОЗГ (medulla ossium), мягкая масса, выполняющая в костях все пространства, не занятые собственно костной ткань...
  • ИММЕРСИЯ
    ИММЕРСИЯ (от лат. immersio—погружение), обычное обозначение иммерсионных объективов. Отличие этих объективов состоит в ...
  • БЕЗЪЯДЕРНЫЕ ОРГАНИЗМЫ
    БЕЗЪЯДЕРНЫЕ ОРГАНИЗМЫ, существа, у которых ни на одном стадии их развития до сих пор не удалось обнаружить морфологичес...
  • КАМЧАТСНИЕ КУРОРТЫ
    КАМЧАТСНИЕ КУРОРТЫ. Камчатка-единственная местность в СССР, где кроме потухших вулканов имеется целый ряд действующих (...