ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ

ПАТОЛОГИЧЕСКАЯ АНАТОМИЯ &118 антитезу гуморальному учению. Учение Вир-хова (1856) о том, что в основе всех болезненных процессов лежит изменение клеток, из к-рых построены все органы и ткани, и что как раз эти клеточные изменения являются первичными, чрезвычайно быстро вытеснило гуморальные теории и получило всеобщее признание. Этому особенно способствовало то обстоятельство, что Вирхов обосновал свое учение детальным изучением пат. изменений клеток и блестящим разъяснением сущности целого ряда пат. процессов (напр. лейкемии, хлороза, эмболии, тромбоза, воспаления, туберкулеза, сифилиса, опухолей и мн. др^г.). Значение Вирхова в развитии П. а. громадно. Он не только разработал целый ряд отделов ее, но и дал метод, имеющий первенствующее значение до настоящего времени. Благодаря этому последующие годы были временем пышного расцвета П. а., причем целлюлярная патология оставалась непоколебленной в течение более чем 50 лет. Как раз к этому периоду относится блестящая разработка пат. анатомии воспаления (классические исследования Конгейма и школы Маршана); туберкулеза (работы Риндфлейша, Ьаумгартена, Орта, Бирх-Гиршфельда), опухолей (Борет, Риб-•берт, Ганземан) и пр. Однако уже с начала 20 в. начинается процесс синтеза гуморального и целлюлярного направлений, что и дает картину современной патологии, к-рую можно охарактеризовать как «целлюлярно-гуморальную». Представления о сущности болезненных процессов должны были несколько отойти от вирховского, чисто клеточного понимания на основании большого количества фактов, установивших, что ряд как нормальных жизненных проявлений, так и пат. нарушений их первично протекает не в клетках, а в межклеточных субг станциях и в соках организма; эти внеклеточные процессы могут лежать в основе целого ряда изменений. Такому пониманию сущности пат. процессов много способствовало развитие учения об иммунитете, развитие физ. и коллоидной химии, громадные шаги, к-рые сделала эндокринология, и наконец эволюция учения о мезенхиме и межуточных субстанциях, заменившая прежние предположения о мертвом, пассивном состоянии межклеточных веществ взглядом, что все межклеточные субстанции являются живыми, деятельными образованиями, принимающими видное участие в обмене веществ; точно так же и противопоставление клетки и внеклеточного оказалось несостоятельным и было вытеснено понятием биол. единства клеток и межклеточных образований. Наконец в настояшее время является вполне ясным, что взгляд на организм как на агрегат клеточных элементов и вирховское воззрение на болезнь, как следствие изменений определенных групп этих элементов, представляет собой механистические, а следовательно неправильные концепции. Всем вышеуказанным определяется направление П. а. наст, времени. Современная П. а. естественно не должна сохранять в основе то целлюлярное направление, к-рое было ей дано Вирховым; оставаясь морфологической диспиплиной при описании и регистрации изменений, лежащих в основе болезненных процессов, П. а. должна в суждениях о сущности этих изменений постоянно выходить за пределы клеточных пред – ставлений, принимая во внимание также и всю среду, в к-рой клетки находятся; словом П. а. наст, времени в своих толкованиях болезненных процессов видит анат. субстрат последних не в изменениях групп клеток, а в изменении всей ткани и всей данной системы в целом; кроме того П. а. постоянно стремится при оценке значения анат. изменений принимать в соображение состояние всего организма как единства, закономерностям к-рого подчиняются процессы, протекающие как в целом, так и в отдельных тканях и клетках. Еще можно отметить, что современная П. а. уже перестала быть чисто описательной дисциплиной; накопление фактического материала, относящегося к самым разнообразным стадиям болезненных процессов, а также применение в П. а. экспериментального метода сделали то, что современная П. а. включает в себя уже не столько изучение картин пат.-анат. изменений как таковых, сколько выяснение всей динамики пат. процессов в смысле самого начала их возникновения «’гистогенеза), дальнейшего развития, течения, исхода, влияния на другие органы и ткани, а также на весь организм. Наконец П. а. нашего времени имеет еще в значительной степени клинико-анат. характер; патологоанатомы, работая рука об руку с врачами-клиницистами, к чему призывал еще Вирхов, стремятся оценивать обнаруживаемые ими изменения также с точки зрения их клин., прижизненных проявлений, подводя, когда это возможно, анат. базу
под различные выражения б-ни и объясняя с точки зрения пат.-анат. находок симптомы б-ни. К вышеуказанному надо прибавить, что в наст, время П. а. ставит перед собой еще новую задачу: выяснять особенность течения и проявления б-ней у лиц, принадлежащих к той или иной профессии, а также лиц, живущих в тех или иных социальных и бытовых условиях. Эта задача, имеющая в основе разработку П. а. социальных коллективов, еще более сближает П. а. с клиникой и тесно связывает ее с профилактическими дисциплинами. Такого рода установки послевирховской П. а. с переносом центра тяжести в оценке морфол. изменений с клетки на ткань в целом и на организм и с б-ни на б-ного с учетом условий внешней среды имели громадное значение в дальнейшем прогрессе не только самой П. а., но и нек-рыхиз соприкасающихся с ней дисциплин. Можно отметить, что дальнейшая разработка П. а. воспаления в смысле зависимости картины воспалительного процесса от состояния организма (исследование Ресле, Герлахаи др.), детальное выяснение П. а. большинства инфекционных б-ней, расшифровка П. a. tbc, сифилиса, б-ней почек и мн. др. связаны с этим направлением П. а. Мало этого: данные П. а. оказали громадную помощь в разработке некоторых отделов эмбриологии, гистологии и физиологии. Напр. наблюдения, касающиеся нек-рых врожденных пороков развития сердца, мочевого пузыря, позвоночника, помогли установить ход нормального эмбрионального развития этих органов; исследования очаговых поражений центральной нервной системы способствовали выяснению нормальной функции пораженных отделов и пр. Работами патологоанатомов разработана гистология ат-риовентрикулярной системы сердца, учение о рет.-энд. системе, физиология селезенки; наконец пат.-анат. исследования желез внутрен – ней секреции имели громадное значение в выяснении гистологии и физиологии этих желез. Структура предмета П. а. Выше уже указывалось, что П. а. включает в себя изучение как макроскопических, доступных невооруженному глазу изменений, так и гистологических, определяемых при помощи микроскопа. То, что относится к микроскоп, изменениям, в прежнее время было принято выделять в качестве «патологической гистологии»; нужно однако отметить, что последняя вовсе не составляет отдельной дисциплины, как это напр. имеет место с нормальной гистологией, к-рая как в смысле изложения ее в учебниках и руководствах, так и при преподавании, идет в значительной степени как самостоятельная дисциплина, отдельно от анатомии. В современной П. а. ее гист. часть не отделяется вовсе от макроскоп. П. а.; изучение и описание микроскоп. изменений всегда теснейшим образом переплетаются с макроскопией; другими словами, П. а. как наука включает в себя изучение макро – и микроскопических пат. изменений нераздельно друг от друга. На основании этого употребление названия «патологическая гистология» в смысле особой части или отдела П. а. или появление специальных учебников по «патологической гистологии» с точки зрения структуры современной П. а. надо считать анахронизмом. Издавна П. а. разделяется на две части: I— о б щ у ю и II—ч астнуюП. а. Общая II. а. касается обших пат. процессов, как-то: расстройств кровообращения, нарушений питания и обмена веществ в тканях (атрофия, некроз, перерождения, отложения), проявлений пат. роста (гипертрофия, регенерация. опухоли), воспалений, уродств. Частная П. а. занимается рассмотрением пат. процессов по органам и системам—именно, как они выражаются напр. в крови и органах кроветворения, в органах кровообращения, дыхания, пищеварения и т. д. Такое разделение сохраняет и современная П. а. Однако в последнее время возникло сомнение в целесообразности изложения частной П. а. по органам, к-рое является слишком абстрактным и далеким от тех выражений, которые свойственны пат. процессам в действительной жизни, т. е. при наблюдении их у б-ных. На самом деле б-ни редко представляют собой заболевания отдельных органов, чаще это—нарушение нормального состояния всего организма, а отсюда и необходимость изучения и изложения П. а. не органов, а всего организма при б-нях. Эта дискуссия о структуре П. а. решается в наст. время следующим образом: общая П. а. должна сохранить свое прежнее значение; частная П. а. органов играет несомненно важную роль для справок о том, как выражается тот или иной процесс в том или ином органе или какие пат. процессы свойственны тому или иному органу; упразднение частной П. а. органов было бы ошибкой, т. к. при этом была бы устранена возможность выяснять многое, что касается местных пат. изменений ор
ганов и что часто не входит в понятие б-ней как определенных нозологических единиц; поэтому эта часть П. а. должна сохраниться. Однако наряду с этим необходима третья часть П. а., именно специальная П. а. болезней; особенно это важно для целей преподавания, чтобы после ознакомления учащегося с общими пат. процессами ввести его в соприкосновение с П. а. того реального материала, с к-рым он будет иметь дело. Это и проводится в жизнь-у нас в СССР, где в медвузах преподавание-П. а. реконструировано соответственным образом (см. ниже) и где готовятся соответствующие учебники. Такая же замена при преподавании частной П. а. органов специальной П. а. б-ней введена кое-где в Германии (в Берлине, Лейпциге). Школы. П.» а. после Вирхова наибольшего расцвета достигла в Германии, где в-начале второй половины 19 в. стали быстро-организовываться пат.-анат. ин-ты при мед. факультетах и при б-цах, многие из которых в ближайшие же годы стали привлекать. большое количество работников, приезжавших для повышения квалификации из самых различных стран. Эти же пат.-анат. учреждения Германии явились местами, из к-рых вышли наиболее выдающиеся исследования по П. а. Самыми известными школами П. а. в Германии являются (научное значение и особенности отдельных пат.-анат. школ—см. в биографиях перечисляемых ученых): 1) основанная в Берлине Вирховым, возглавлявшаяся после Вирхова Ортом, Любаршем, а в наст, время Ресле; 2) организованная в Лейпциге Мар-шаном и руководимая в наст, время Гюком; 3) основанная в Фрейбурге (Баден) Цигле-ром и с успехом развившаяся под руководством Ашофа; 4) организованная в Мюнхене Боллингером и продолжаемая в наст, время Борстом; 5) основанная в Франкфурте-на-Май-не Вейгертом, сильно развитая Альбрехтом и руководимая в настоящее время Фишер-Ва-зельсом.—Помимо того, что Германия имеет крупнейшие пат.-анат. учреждения, она объединяет патологов всех стран своим специальным обществом (Deutsche pathologische Gesell-schaft), ежегодные съезды к-рого имеют международное значение; далее только Германия издает целый ряд специальных пат.-анат. журналов (см. ниже). Все это объясняет то, что Германия до наст, времени сохраняет ведущую роль в П. а. всех стран. Из австрийских школ известна основанная в Вене Рокитанским, возглавлявшаяся в дальнейшем Вексельбаумом, Пальтауфом а теперь Марешом.—В Швейцарии, Швеции, Финляндии и многих других странах П. а. всегда находилась под сильным германским влиянием и нередко (напр. в Швейцарии) обслуживалась германскими патологоанатомами. Из школ в этих странах можно отметить основанную в Женеве Цаном, руководимую в наст. время Асканази и организованную в Гельсингфорсе Гоменом.—Развитие П. а. в Японии и Китае точно так же идет всецело из Германии, и до сих пор еще практикуется приглашение из Германии специалистов для организации пат.-анат. дела или возглавления кафедры в одном из городов Японии или Китая. Впрочем за последние 15—20 лет в Японии уже имеется ряд пат.-анат. школ, возглавляемых японскими учеными, хотя и получившими свою квалификацию в Германии, напр. школы проф. Кавамура в Нигате, Танабе в Окаяме, Вийоно в Киото, Ямагива и Нагайо в Токио.—В противоположность всему этому во Франции, Англии и в Америке П. а. не получила развития как самостоятельная дисциплина и до наст, времени остается в положении спепиальности как бы подсобного харак-i тера; в связи с этим напр. во Франции почти нет врачей-специалистов патологоанатомов, а нек-рые из клиницистов одновременно работают в области П. а. (в Париже прежде Шар-ко, Корниль, Летюль, в наст, время Русси, Массой). В Америке патологоанатом («pathologist») часто ведает главн. образом лабораторной (клинической) работой. Пат.-анат. школ в Америке нет; имеются лишь отдельные патологи, известные своими работами, напр. Мек Коллем, Маллори. В Америке работает много германских патологов. РусскаяП. а. развивалась в значительной степени под влиянием германской П. а. и хотя у нас не было случая, чтобы для организации кафедры или ин-та приглашался немецкий ученый, все же весьма многие из первых русских патологоанатомов получили свою квалификацию в Берлине у Вирхова, в Фрейбурге у Циглера, в Лейпциге у Маршана ж т. д. Однако уже с 60-х годов 19 в. в России организовались свои самостоятельные пат.-анат. школы в Петербурге и в Москве, из которых вышел ряд патологоанатомов, возглавивших кафедры и прозектуры в разных’ городах СССР и положивших начало новым школам. Петербургская школа была основана М. М. Рудневым (1837—1878) и имела его продолжателями Н. П. Ивановского (1843— 1912), К. Н. Виноградова (1847—1906), А. И. Моисеева
и возглавляющих главные ленинградские кафедры пат. анатомии в наст, время—Г. В. Шора, Ф. Я. Чистовича, Н. Н. Анич-:кова. Основателем московской школы надо считать А. И. Полунина (1820—1888), после к-рого ею руководили И. Ф. Клейн (1837— 1922), М. Н. Никифоров, Г. В. Власов, В. И. Кедровский, а в наст, время А. И. Абрикосов (1 ММИ) и И. В. Давыдовский (2 ММИ). Из петербургской школы вышел В. П. Крылов, организовавший харьковскую школу патологоанатомов, развитие к-рой продолжил Н. Ф. Мельников-Разведенков, вышедший из московской школы. Последняя дала также Д. П. Кишенского и М. М. Тизенгаузена, •основавших одесскую школу П. а., а из харьковской школы вышел И. Ф. Пожариский, к-рый сначала занимал кафедру П. а. в Варшаве, а с 1915 г. в Ростове-на-Дону, где организовал крупнейший в СССР пат.-анат. ин-т, •ныне возглавляемый Ш. И. Криницким. Харьковская школа дала также известного В. К. Высоковича (1854—1912), к-рый после Г. Н. Минха занял кафедру П. а. в Киеве и основал здесь видную пат.-анат. школу; его продолжателями были Константинович, И. Т. Титов (ныне руководитель кафедры П. а. в Минске), а в наст, время П. А. Кучеренко. В Казани развитие П. а. шло самостоятельно; ■организовано пат.-анат. дело здесь было А. В. Петровым и особенно Н. М. Любимовым, продолжено Ф. Я. Чистовичем, а ныне И. П. Васильевым. Казанская школа дала П. И. Забо-лотнова, организовавшего кафедру. П. а. в •Саратове. Все перечисленные школы, так сказать 2-й очереди, также дали и продолжают. давать немало молодых работников патологоанатомов, к-рые занимают кафедры в мед. ин-тах СССР или являются прозекторами в различных больничных учреждениях. Характерным для большинства ленинградских школ нового времени является разработка проблем атеросклероза с постановкой широкого эксперимента. Для московских школ характерен инфекционный уклон и клинико-анатомиче – ская постановка соответствующих проблем как в научной разработке их, так и в преподавании. Методы П. а. тесно связаны с тремя источниками, из к-рых П. а. черпает свои данные: 1) вскрытия трупов, 2) исследование материала, добываемого при жизни б-ных (биопсия, хир. операции), 3) эксперименты на животных. -—1. Вскрытия трупов лиц, умерших от различных б-ней, представляют главный научный материал П. а. Можно с определенностью сказать, что все современное состояние П. а. обязано этому источнику ^непрерывный прогресс ее основывается на обогащении ее все новыми данными из этого же источника. При вскрытии трупа при помощи разнообразных методов (см. ниже) изучаются изменения, лежащие в основе данного болезненного состояния, и делаются заключения о их сути, происхождении и развитии. Накопление соответствующих наблюдений и лежит в основе развития П. а. как науки. Вскрытия имеют также очень большое значение в преподавании П. а. как лучшая иллюстрация тех изменений, к-рые лежат в основе б-ней. 2. Исследование материала, взятого при жизни б-ных, касается случаев биопсии с диагностической целью и хир. операций с удалением той или иной ткани; поэтому этот источник имеет ограниченный круг применения. Однако добываемый этим путем материал имеет ту ценность, что он является только что отделенным от живого организма и может исследоваться в состоянии, близком к живому. 3. Эксперименты на животных применяются для искусственного воспроизведения различных болезненных процессов, причем в разные периоды развития б-ыи животное убивают и подвергают пат.-анат. исследованию. Положительной стороной этого метода является то, что при помощи его можно разнообразить условия воспроизведения болезненных изменений и изучать изменения в любом стадии их развития, выяснять влияние на основной процесс различных побочных факторов и пр. Недостат ком экспериментального метода является то обстоятельство, что далеко не все заболевания, свойственные человеку, можно вызывать на животных и далеко не все заключения, которые делают на основании экспериментов на животных, могут быть без оговорок переносимы на человека. Методы изучения материала, получаемого при вскрытиях, биопсиях и операциях, а также при экспериментах на животных, разнообразны. Вскрытия трупов людей и животных производятся согласно специальной методике пат.-анат. вскрытий (см. Вскрытие). Органы и ткани трупа, так же как и материал с биопсий и операций, изучаются макроскопически в смысле определения данных, касающихся величины, веса, формы, цвета, консистенции и других свойств, доступных невооруженному глазу, а затем и микроскопически—соответ-. ственно правилам гист. техники с применением различных методов обработки материала, окра
ски, микрофиз. способов и микрохим. реакций. При обследовании пат.-анат. материала нередко имеет значение бактериол. исследование, а в нек-рых случаях и хим. исследование объектов. Чрезвычайно большое значение в пат.-анат. методике имеет сохранение материала; оно важно как в смысле сохране – ния объектов, представляющих научный интерес, так и в целях преподавания, именно для того, чтобы иметь всегда возможность иллюстрировать учащимся картины различных пат. процессов. Сохранение микроскоп, препаратов не представляет затруднений; они занумеровываются и сохраняются в спепиальных шкапах, будучи записанными в соответствующий каталог. В тех случаях, когда необходимо запечатлеть и сохранить определенное место ьикроскопич. препарата, прибегают к зари овыванию и к микрофотографии; диапозитивы с микрофотограмм могут быть использованы для проекции кикроскоп. картин. Объекты в виде кусков органов, опухолей и пр., ценные лишь в смысле микроскопии, держат в растворе формалина или в спирте. Более сложным является сохранение макроскоп. препаратов в виде органов и их частей в таком состоянии, чтобы они могли иллюстрировать изменения, как они выглядят непосредственно при вскрытии (см. Препараты). Чрезвычайно важной является такая постановка дела в пат.-анат. учреждениях, чтобы все сохраняемые в них материалы были бы систе-мати: ированы и легко доступны в смысле отыскания отдельных объектов и для различных подсчетов и статистических выкладок. Это достигается путем карточной системы; картотеки протоколов вскрытий, микроскоп, коллекций, музейных препаратов должны иметься в каждом из пат.-анат. учреждений. Преподавание П. а. всегда играло важную роль в системе мед. образования в силу того значения, к-рое имеет П. а. в усвоении конкретных представлений о морфол. сущ – ■ ности болезненных процессов. Однако план и методы преподавания П. а. в разных странах различны. В Германии и многих других странах, подражающих Германии в постановке мед. образования, П. а. считается основным предметом медфаков и преподаванию П. а. отводится значительное количество часов. Преподавание П. а. на медфаках Германии было организовано Еирховым и до наст, времени состоит из. 1) чтения лекций с демонстрациями по систематическому курсу П. а.—ок. 2* О часов, 2) практических занятий по пат. гистологии—ок. 150 часов и 3) практического секционного курса с упражнениями во вскрытиях трупов—около 120 часов. В нек-рых ун-тах (напр. в Берлине) ведется еще особый демон-страьионный курс для студентов старших курсов—ок. 120 часов. Особенностью преподавания П. а. в Германии и нек-рых других странах является то, что лекции по первой, общей части П. а. захватывают также и данные общей патолоши; отдельных кафедр по общей патологии или пат. физиологии в большинстве германских ун-тов не существует. Во Франции, Англии и Америке П. а. преподается в виде отдельного предмета, однако до сих пор имеет второстепенное значение и состоит из лекпий и небольшого числа практических занятий. В Ро’сии преподавание П. а. было введено с самого начала открытия при ун-тах Мед. факультетов, причем преподавание П. а., с одной стороны, и общей патологии (пат. физиологии)—с другой, осуществлялось всегда на двух отдельных кафедрах. Преподавание П. а. в русских ун-тах особенно стало развиваться во второй половине 19 в. под сильным влиянием той постановки этого преподавания, которая осуществлялась в Германии. В связи с этим и у нас преподавание П. а., как в Германии, складывалось из трех частей: 1) чтение лекций по систематическому курсу П. а. с демонстрацией макро – и микропрепаратов на 3-м курсе медфаков—ок. 150 часов, 2) практические занятия по пат. гистологии, к-рые шли сначала на 5-м курсе, а позднее на 4-м курсе,— Oi€. f>0 часов на студента, и 3) практические занятия на трупном материале, осуществлявшиеся на 5-м курсе,—ок. 60 часов на студента. Детали постановки этих трех частей преподавания несколько разнились в различных ун-тах в зависимости от характера оборудования и других местных условий. В таком виде преподавание П. а. держалось до времени реорганизации всего мед. образования, которое началось вскоре после Октябрьской революции. В отношении преподавания П. а. реорганизация в первое время проявилась в том, что всему преподаванию был придан более практический характер. С 1924 г. во многих ун-тах по почину кафедры П. а. 1 МГУ было произведено объединение лекций с практическими занятиями; другими словами, на 3-м курсе каждая глава П. а. сначала излагалась на лекции для всего курса, а за этим следовали групповые практ

Изучайте:

  • НАДКОЛЕННИК
    НАДКОЛЕННИК. АнатомияН. Надколенник, надколенная чашка, patella, плоская округлая кость, заложенная в виде се-самовидно...
  • PITYRIASIS
    PITYRIASIS (от греч. pityron—отруби), со времени Виллана и Бейтмена (Willan, Bateman> морфологич. термин для обознач...
  • САХАР
    САХАР, углевод сладкого вкуса, имеющий широкое распространение в качестве питательного и вкусового вещества. Из различн...
  • МЯСО
    ...
  • ВЕБЕРА-ФЕХНЕРА ЗАКОН
    ВЕБЕРА-ФЕХНЕРА ЗАКОН, связывает едва заметный прирост раздражителя с первоначальной величиной раздражителя. Исследовани...