ВНУТРЕННИЕ БОЛЕЗНИ

ВНУТРЕННИЕ БОЛЕЗНИ, одна из наиболее крупных отраслей теоретической и практической медицины, научная дисциплина, имеющая своей задачей изучение распознавания заболеваний внутренних органов в их различных клинических формах, причин происхождения их как экзогенных, так и эндогенных, их патогенеза, профилактики и терапии. В. б-ни—как отдельная специальность—требуют от врача широкого мед. мышления, оценивающего данное заболевание внутреннего органа только в нераздельной связи со всем организмом как единым психо-физическим целым. Причинная зависимость большинства заболеваний внутренних органов от вредного влияния внешней среды: питания, жилища, проф. вредностей и т. д. требует от врача-интерниста умения учесть не только бытовые и проф. этиологические моменты, вызывающие заболевание, но чаще всего и социальные предпосылки заболевания внутр. органов. Мед. мышление, лежащее в основе как теоретической разработки В. б., так и практической деятельности врача-интерниста, целиком и ярко отражает важнейшие этапы истории медицины, главнейшей и существенной частью которой являются В. б.— В. б-ни, основанные на изучении анатомии, физиологии, общей патологии, бактериологии, фармакологии и клиники, исторически составляют всегда бблыпую часть содержания учебного плана мед. школ. Не случайно, что и в наши дни, в противоположность другим специальностям, клиника В. б., напр., германских ун-тов, называется «Medizinisch’e Klinik», а во Франции—«СИ-nique medicale» (Медицинская клиника); это имеет глубокие основания в историческом развитии В. б. Внутренняя медицина, имея в виду высшую задачу—изучение болезней человеческого организма, на протяжении тысячелетий разрабатывает для врачей руководящие идеи о происхождении, сущности и лечении болезней, часто сообразно философской доктрине, господствующей в данную эпоху. Хотя другие отрасли медицины (хирургия, акушерство, офтальмология)не менее, если не более, древнего происхождения, но они исторически все же носят на протяжении многих веков только чисто практический характер, предоставляя теоретическую разработку вопросов о сущности б-ии врачам-интернистам. В Пруссии, напр., хирурги только в 1852 г. признаются законом равноправными врачами, и только с этих пор к ним предъявляется требование иметь теоретическую подготовку наравне с врачами, изучающими медицину как науку. За последние 100 лет из обширной области В. б. выделяется ряд крупных новых дисциплин. Так, в начале XIX века в Вене начинается изучение кожных болезней, и в 1841 г. Скода передает Гебре часть клиники В. б., где выросла дерматология; во Франции знаменитый интернист Шарко выделяет неврологию как отдельную дисциплину; наконец, отделяется от В. б. как совершенно отдельная отрасль педиатрия. Бурный рост бактериологии и учения об иммунитете, в связи с резко выраженным характером ряда заболеваний как соц. болезней привел к выделению отдельных дисциплин заразных болезней и tbc, всегда занимающих такое видное место в практической работе каждого врача-интерниста. Кроме того, к концу первой четверти XX века, в результате значительного развития мед. наук и блестящих успехов техники, явилась необходимость специальной разработки уже отдельных частей В. б., и выражением этой специализации является организация особых клиник и ин-тов по изучению, напр., б-ней сердца и сосудов, б-пей пищеварения и обмена веществ, не говоря уже о росте научно-исследовательских ин-тов по изучению tbc, малярии и сифилиса, эндокринологии, объединяющих работу многочисленных специалистов и имеющих уже обширную литературу, специальные журналы и съезды. Как отразится этот процесс специализации на развитии всего учения о внутренних болезнях, с одной стороны, и на мышлении и практич. деятельности врача-иптерниста—с другой, можно судить только в перспективе исторического процесса развития медиц. идей. Имея в своей основе соц.-экономические предпосылки и определяясь в существенном развитием политической и общественной жизни в данной стране, медицина, а с нею и учение о В. б., развивались и процветали в разные эпохи в различных государствах в тесной связи с ростом экономики и культуры данного народа. Очень легко проследить, что в характере теоретического изучения В. б., а еще больше в практическом применении ярко отражаются прежде всего религиозные течения, торговые связи, хозяйственные и классовые отношения данной эпохи и данной страны. Однако, три обстоятельства, как известно, всегда играли особенно существенную роль в истории В. б-ней: господс
твующие в данную эпоху философские идеи, определявшие движение научной мед. мысли вообще; успехи точных естественных наук, особенно физики и химии, и связанные с этим открытия и достижения техники и, наконец, что было особенно важно для внутренней медицины, врачебное мышление представителей крупнейших медицинских школ (см. История медицины, Гомеопатия). Наиболее существенные этапы и вехи, имеющие непосредственную генетическую связь с современным состоянием учения о В. болезнях таковы: развитие естественных наук и великие открытия XIX века поставили впервые со времени Биша внутреннюю медицину па твердую базу наблюдения, анализа и эксперимента и дали в руки врачу-интернисту могучие методы распознавания и лечения В. б., основанные на достижениях точных наук. Учение о В. б. ставит с тех пор все больше и больше во главу угла точное изучение здорового и больного человека на основе современного научного понимания и видит в клинике В. б. чистую науку, неисчерпаемый источник для изучения научных медицинских фактов. Дитль, ученик наиболее яркого представителя этой школы Роки-танского (1804—78) в Вене, говорит: «Уже пробил последний час лишенной почвы эмпирии; только то, что имеет строго научное, естественно-историческое обоснование, должно переноситься в практическую медицину; все остальное относится к области мистики. Наши предшественники интересовались результатами лечения, мы интересуемся результатом нашего исследования. Врач должен быть только естествоиспытателем, но не представителем лечебного искусства. Медицина—наука, а не искусство; в знании, а не в нашей практической деятельности наша сила». Это течение основывает изучение б-ного, гл. обр., на объективных методах, как явления природы, подчиняя это изучение существующей естественно-исторической догме и методике, и нашло себе особенно яркое выражение в словах одного из крупнейших интернистов нашего времени Наунина, считавшего, что «внутренняя медицина будет точной естественной наукой или ее (внутренней медицины) не будет вовсе». Эта глубокая вера в необходимость и возможность построить мед. мышление врача-интерниста только на началах объективного научного метода, на началах точной науки, явилась у интернистов прямым и законным следствием гордого сознания величайших успехов анатомии, физиологии, патологии и успехов клин. медицины, достигнутых введением пат. анатомии и экспериментального метода в изучение В. б. Трудно, разумеется, оценить все успехи учения о внутренних б-нях в результате приложения в клинике методики точных наук, особенно, если принять во внимание величайшие достижения техники последних 50 лет, достижения, открывающие безграничные перспективы для изучения здорового и больного человека. И едва ли даже сами основатели пат. анатомии—Морганьи и Вирхов—и экспериментального метода— Клод Бернар—могли мечтать о тех возможностях, которые современная техника дает в руки врачу для изучения болезни и методов терап. воздействия на нее. Вместе с тем, на почве естественно-исторического мышления, в учении о В. б. возникают различные течения, оказавшие огромное влияние на мышление интернистов и практическую их работу. Следует иметь в виду, гл. обр., значение гуморальной и целлюлярной патологии для развития учения о В. б. Несмотря на противоречия мед. школ всех времен и смену различных систем медицины, понимание сущности б-ни сводилось с древнейших времен к учению о неправильном смешении основных жидкостей человеч. организма, к учению о дис-кразиях, к гуморальному пониманию сущности б-ней. Когда же Теофраст Парацельс доказал хим. несостоятельность четырех humores, на смену гуморальным учениям в течение целых трех столетий могли притти только мистические, метафизические системы, отдававшие медицину во власть самому разнузданному субъективизму их авторов. Поэтому-то началом натуралистической эры следует считать только учение итальянца Джиованни Бат-тиста Морганьи (1682—1771), оставившего нам 5 книг «De sedibus et causis morborum» и поставившего на первое место вопрос о месте болезни:—Ubi est morbus? (Где болезнь?). Исследование sedes morbi ведет от изучения органа к изучению ткани, от тканей—к клеткам, от гуморальной патологии—к патологии солидарной, к патологии целлюлярной. Целлюлярная патология Вирхова, поставившая во главу нату-ралистич. врачебного мышления материальный субстрат, являлась обоснованием мор-фол. подхода в понимании В. б. и привела к детальному изучению анат. изменений отдельных органов при различных заболеваниях их. «Я утвержда

Изучайте:

  • УНДУПЯЦИЯ
    УНДУПЯЦИЯ, феномен, получающийся при ощупывании больших п#лостей, наполненных жидкостью. Непременным условием для получ...
  • ЗАРОДЫШ
    ЗАРОДЫШ, а) 3. в зоологии (embryo)—животное в период от начала дробления яйца до момента выхода из яйцевых оболочек, re...
  • ПИТУИТРИН
    ПИТУИТРИН (Pituitrinum; Pituitrinum sic-cum Ф VІI)-, экстракт из мозговогр придатка. Несмотря на то, что передняя доля ...
  • СИДЕРОЗ
    СИДЕРОЗ (от греч. sideros— железо), понятие, относящееся к особому виду пневмо-кониозов (см.), обязанному своим происхо...
  • АФАЗИЯ
    АФАЗИЯ (от греч. а — отрицат. частица и phasis—речь), расстройство речи, состоящее в утрате способности пользоваться фр...